Загрузка..
Вы здесь:  Главная  >  Без рубрики  >  Текущая статья

Беседы Деда Нефеда

Автор:   /  24.07.2012

Семья Пинских

На страницах «Червоного Запоріжжя», главной городской газеты, в конце двадцатых регулярно выходила колонка «Беседы деда Нефеда». Вел ее редактор газеты Ефим Владимирович Тульский. О том далеком противоречивом времени уже мало кто помнит. А жаль, интересное было время.
…В начале прошлого века семья Пинских жила в городе Двинске на границе Литвы и Беларуси. Во время Первой мировой войны Пинские попали в число евреев, которых русское армейское командование, обвинив в шпионаже в пользу Германии, выселило из прифронтовой полосы.
В этом не было ничего удивительного. Евреи были чужаками. Кроме того, они понимали немецкий язык и могли общаться с врагом. Среди обывателей {фото2 справа}широко были распространены нелепицы о спрятанных под талесами и пейсами радиотелеграфных аппаратах. О коробочках филактерий религиозных евреев, которыми во время молитвы они якобы направляли огонь вражеской артиллерии и авиации. Чем тяжелее складывалась на фронте обстановка, тем сильнее становилась ненависть к евреям. Возможно, кто-то таким образом стравливал пар недовольства у населения и снимал вину за собственные просчеты. Как знать, еврейскую карту в таких случаях разыгрывали неоднократно. Эти традиции, к сожалению, и сегодня сильны в России, да и на Украине.
После долгих мытарств семья оказалась в городе Бердянске Александровского уезда. Здесь встретила революцию, здесь пережила страшные годы Гражданской войны.
Как Пинские отнеслись к революционным переменам? А как к ним могли относиться местечковые евреи? С недоверием и в тоже время с надеждой. Эйфория февральских декретов о равенстве и гражданских правах, октябрьское кумачевое: мир народам, власть советам… Только вскоре власть начала меняться с калейдоскопической быстротой. Красные, гетманцы, немцы, петлюровцы, деникинцы, махновцы, снова красные, врангелевцы… А с каждой переменой — и неотъемлемые приметы этих лихих дней: грабежи, погромы, голод, тиф…

Героический комсомолец

{фото3 слева}Уже не о высоких идеях задумывались – о выживании. Хотя дети Пинских прониклись революционным духом нового времени. В пятнадцать лет самый старший, Ефим, вступил в ряды еврейской рабочей самообороны. Потом стал комсомольцем, чоновцем (чон — части особого назначения). В годы Гражданской войны Ефим Вульфович Пинский стал Ефимом Владимировичем Тульским. Слишком уж часто менялась в городе власть. Чтобы не подвергать угрозе родственников, переписал себе в документах фамилию. Участвовал в боях. За героизм по решению Реввоенсовета республики из рук Якира получил именное революционное оружие. А еще до конца жизни, как награду, носил на лице отметину – шальная вражеская пуля счесала по касательной бровь.
Любовь, работа
В начале двадцатых Ефим Тульский учился. Рабфак, партийная школа. Во времена индустриализации редакторствовал в газете «Червоне Запоріжжя». Днем работал в редакции, а по ночам занимался с репетитором, учился грамотно, без ошибок писать. Пришла любовь — женился на красавице польке из Мелитополя Брониславе Тржцинской.
У Ефима и Брониславы родился сын – Валентин, Валик – милый и талантливый мальчик, счастливый и любимый ребенок в семье новой советской элиты. Именно такой выглядит семья Тульских на фотографии, присланной сестре в Запорожье в конце апреля 1936 года из Одессы. Туда в начале тридцатых его перевели на ответственную работу в областной партийный комитет.

Арест, расстрел

…Ефима Тульского арестовали в конце 1936 года по обвинению в участии в {фото4 справа}правотроцкистской контрреволюционной организации. На допросах с пристрастием выбивали признание в развале системы высшего и среднего образования в Одессе, а также в подготовке террористических актов по отношению к выдающимся руководителям партии и государства. Подтверждением тому стало оружие предполагаемых терактов – наградной пистолет времен гражданской от числящегося врагом народа еще с конца двадцатых председателя Реввоенсовета Троцкого и командарма Якира, который к весне 1937 года из национального героя тоже превратился в организатора военно-фашистского заговора.
Во время следствия его содержали в одесской тюрьме. Мама Ефима, Тёма Марковна, которая жила тогда в Одессе и помогала нянчить внука, носила вместе с Брониславой в тюрьму передачи. Их принимали, и это было единственным знаком, что Ефим еще жив. А весной тридцать восьмого пришли за Брониславой. Ее увели вместе с сыном. Мать Ефима простаивала очереди в приемной НКВД, но что с ними стало, ни
один человек из органов не удосужился сообщить. Пропали, словно и не было таких людей. И до войны, и после нее сестры Тульского Мария и Дора пытались что-либо узнать о судьбе брата и его семьи, но все попытки были тщетны. Только в 1954 году пришла бумага с извещением о посмертной реабилитации Ефима Тульского и прекращении его дела из-за отсутствия состава преступления. Где он похоронен, узнать так и не удалось.
Теперь, когда опубликованы списки граждан, обвиненных Военной Коллегией Верховного Суда того времени, стало известно, что расстреляли его в Одессе осенью тридцать седьмого. А значит, что когда в тюрьме принимали от матери и жены передачи, давая несчастным иллюзорную надежду, Ефима Тульского уже не было в живых.
{фото5 слева}Из документов видно, что первоначально Ефим Владимирович был приговорен к тюремному сроку. Но спустя два месяца приговор внезапно пересмотрен и, согласно санкции Сталина, Молотова и Кагановича, Тульский приговорен к расстрелу. Приговор был вынесен 25 августа 1937 года, а приведен в исполнение 26 сентября. Любопытно, что подписывал расстрельные списки такой же местечковый еврей – Михаил Иосифович Литвин, большевик с 1917 года, получивший орден Ленина за борьбу с контрреволюционерами летом тридцать седьмого и пустивший себе пулю в висок накануне ареста осенью тридцать восьмого.
Кровавый молох революции требовал человеческих жертв, и когда закончились враги реальные, он начал пожирать своих детей. История печальная, но по-прежнему актуальная.
Трагическая судьба и у жены Ефима Тульского. Тульская-Тржцинская Бронислава Владиславовна, 1909 года рождения, уроженка Мелитополя, была приговорена ОСО при НКВД СССР 26 марта 1938 года как член семьи изменника Родины к восьми годам исправительно-трудовых лагерей. Содержалась в печально известном «АЛЖИРе» – Акмолинском лагере жён изменников Родины, позже в «Карлаге». Освободилась 17 октября 1945 г. К сожалению, дальнейшая судьба Брониславы не известна.

Судьба Валентина

…Давно уже не враг народа Ефим Тульский. И поучительные беседы запорожского деда Нефеда в наши дни, как и в далекие двадцатые, были бы к месту. Очень жаль, что все описанное случилось и время нельзя повернуть вспять, но…
Судьба Валентина и его мамы, которых тщетно искали их запорожские родственники на протяжении семидесяти пяти лет, стала известна автору лишь накануне подготовки материала к печати. Поиски привели в Киев, Нью-Йорк, Караганду. Валентин выжил, нашел в конце сороковых в Караганде маму. В его жизни появился хороший человек, заменивший ему по мере сил отца – Иван Сорокин. Жизнь Валентин прожил долгую и очень непростую. Ему есть что рассказать. Но это уже другая история.

Share on FacebookShare on Google+Tweet about this on TwitterShare on VKEmail this to someone
  • Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

    ЧИТАТЬ ЕЩЕ...

    Depositphotos_111772480_xl-2015_1

    В Запорожье пенсионерка зарубила топором 79-летнего супруга

    Читать дальше →