Загрузка..
Вы здесь:  Главная  >  Без рубрики  >  Текущая статья

Давид и Ита. Вода и земля

Автор:   /  12.07.2012

… Отца моего прадеда, чье имя сохранили известные мне документы, звали Авраам. Мало кому известный за пределами своего штетла дамский портной из затерявшегося среди озер и лесов Беларуси местечка Колодно. Во время известных разделов Польши в конце XVIII века он симпатизировал повстанцам Костюшко, оказывал им помощь, а после поражения восстания вынужден был бежать с семьей из родного дома в глубь Российской империи.

Как правило, чиновники просто записывали самое простое, что приходило на ум: название населенного пункта, из которого происходил соискатель фамилии. Так предки стали Колоднерами, то есть из Колодно.

Колоднеры перебрались в Украину. И уже сын Авраама Хаим был записан мещанином городка Переяслава Полтавской губернии. Продолжил дело отца и стал портным. Однако в Переяславе он не задержался. Путь его пролегал на Екатеринославщину. В деревню Михайлово-Лукашево неподалеку от уездного городка Александровск. В 1894 году он женился на Гене-Гитле, дочери мещанина Пинска Минской губернии Сендера Дольникова, а в 1896 году у них родился сын Давид-Моисей.

В метрических книгах Главной хоральной синагоги Александровска, сохраняемых сейчас в архиве Запорожской области, есть запись о хупе Колоднеров, а также о рождении и обрезании их первенца. Обряды эти проводил человек по-своему примечательный – духовный раввин Александровской общины Авром-Довид Лавут в последние годы пребывания на своей должности.

Есть там записи и о рождении остальных детей семьи Колоднер. Дочерей – Этели, Шейдли, Иты, Билхи-Рахели и сыновей – Сендера, Исаака и Авраама (Абрама), который был последним ребенком в семье. На идиш это называлось мизинкер – словно мизинец, самый маленький пальчик на руке.

Судьбы детей Колоднеров интересны и достойны отдельных историй. Но особо мне хочется рассказать о Давиде и Ите.

Давид-Моисей был записан, как и положено, на восьмой день от роду, поэтому, когда началась Первая мировая война, в 1915 году был призван в армию. К этому периоду патриотический запал шапкозакидательства у многих уже прошел, армия вела тяжелые бои, конца бойне не было видно, а потому новобранцев, прежде всего, надо было научить воевать. Давида-Моисея направили в 35-й запасной пехотный полк, который располагался в Феодосии. Сохранилась почтовая открытка, в которой рядовой Колоднер описывает свои первые армейские впечатления.

Уверенный почерк, грамотная речь… И это при том, что в лучшем случае до революции дети сельского портного могли закончить лишь несколько классов начальной школы.

{фото2 справа}Давид Колоднер в Феодосии, как и большинство солдат полка, попал под сильное влияние большевистских агитаторов, которые развернули среди новобранцев антивоенную пропаганду. В 1917 году под руководством прапорщика Ивана Федько (будущего кавалера четырех орденов Красного Знамени, командарма, командующего Киевским военным округом в 1937-1938 году, организатора, а затем и жертвы репрессий против командного состава войск округа) Давид участвовал в создании отряда Красной гвардии и первого городского ревкома Феодосии.

Повоевать пришлось. Отряд, преобразованный в Первый Черноморский революционный полк, участвовал в Николаевском восстании против немцев 20-23 марта 1918 года. Рабочие и моряки при поддержке бойцов Федько очистили от немцев почти весь город, однако одержать победу не смогли. После поражения восстания полк до 1 мая сражался против немцев в Северной Таврии и Крыму. После разгрома полка Давид остался в живых и решил пробираться домой. Ему удалось добраться до Александровска. Время было тревожное. Власть в городе постоянно переходила из рук в руки. Не до лирики. А здесь любовь – неожиданно, несвоевременно. Если любовь может быть несвоевременной. Лиза Федорова – скромная, милая, тоненькая, как тростиночка, девушка. Сыграли свадьбу. Давид вместе с женой Лизой стал жить в большой семье Федоровых. Работал у Товия Михеловича, первого председателя уездного Совета, активного участника революционных событий семнадцатого года в Александровске. Позже Михелович погибнет в 1920 году в бою против отрядов Махно, будет похоронен в братской могиле посреди площади, его именем даже назовут улицу Екатерининскую. Правда, не надолго: в 1928 году Михеловича посмертно заклеймят как «троцкиста» и «активного меньшевика», а улице дадут имя пролетарского «буревестника» Максима Горького.

Двадцатидвухлетний работник исполкома Давид-Моисей Колоднер был, как ни странно, далек от трескучих политических деклараций, больше занимался негромкой повседневной работой, «бытовухой»: власти менялись, но поддерживать элементарную жизнь и порядок в голодном и холодном городе было необходимо при любом режиме. Это понимали все. Правда, сделать он мог немного. А уж о том, чтобы получить какие-то привилегии от должности, и думать не мог. Был ли он революционером и большевиком? Нет. Хотя лозунги о равноправии и прекращении национального угнетения не могли не быть ему близки. Скорее, он склонялся на сторону сионистов, позиции которых были достаточно сильны в этом густо населенном евреями регионе.

Страницы: 1 2 3

Share on FacebookShare on Google+Tweet about this on TwitterShare on VKEmail this to someone

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

ЧИТАТЬ ЕЩЕ...

ружжо5

Прощай, оружие! В Запорожской области завершен месячник добровольной сдачи «убийственных» средств (фото)

Читать дальше →