Загрузка..
Вы здесь:  Главная  >  Без рубрики  >  Текущая статья

Долгий путь домой

Автор:   /  11.12.2012

Сведения со станции

{фото3 слева}Вася Степанов – 25-го года был, как и Саша Макаров. И жили неподалеку. Так что еще до войны друг друга хорошо знали. Приятельствовали. Потому разговор промеж них в мае 42-го короткий состоялся – с полуслова друг друга поняли. Да и не время долгие лясы разводить – немчура с полицаями за всеми сельчанами приглядывает да уши востро держит. Ведь нет им в Акимовке Запорожской области покоя: и листовки кто-то подбрасывает, и технику на рембазе из строя выводит. И входную стрелку на станции неспроста заклинило, да так ловко, что два военных состава крушение потерпели.

Василий тогда на станции работал, вот и получил задание – наблюдать, какие грузы немцы перевозят. А еще по возможности выручать пленных и тех, кого в рейх угоняли, товарняки такие ведь часами на запасном пути отстаивались. А вагон вскрыть – дело плевое. Или, на крайняк, родственникам сообщить. Полицаи за шмат сала кого хочешь домой отпустят. А ежели еще и первача четверть сунуть, сами подсобят.

Вася согласие свое дал. И на дело, и на то, что выполнять будет только Сашины распоряжения. И связь только с ним держать.

До самого Сашиного ареста в ноябре сведения со станции Василий регулярно передавал. И народу немало вызволил. Обидно только, что среди других и тот, чье имя и произносить не хочется. Лично матери его тогда сообщил. Успели выкупить, да себе на беду. Он-то вместе с провокатором Абакумовым и сдал немцам подполье. Подгорный ему фамилия. Всех кого знал, гаденыш, сдал. А Василия, выходит, пожалел. Или не догадался – подумал, что по-соседски из беды его Василий выручил. И Саша о Васе ни словом на допросах не обмолвился. Хотя седым после пыток на рыночную площадь к виселице вели.

Тогда мало кто из подполья уцелел. Кого в Мелитополе расстреляли, кого в Севастополь отправили на каторгу. А оттуда прямо в Бухенвальд. На особом, оказалось, счету у самого Гитлера подполье в Акимовке. Казалось бы, сущую малость успели сделать, а Гиммлер чуть ли не поименно подпольщиков в докладе фюреру упоминал.

На каторге

В апреле 43-го попал Василий в облаву: немцы вывозили молодежь на каторжные работы. Избили сперва для острастки, продержали без кормежки два дня в пакгаузе на станции, а потом затолкали с толпой в товарный вагон и повезли. И не так страшно, что запоры на двери – любой запор отворить можно, – сколько то, что через каждые три вагона прицеплена открытая платформа, а на ней пулеметчики. Следят зорко. И стреляют без предупреждения. Торопится состав. Знай, постукивают колеса на стыках рельсов. Мелитополь. Хмельницк. Перемышль.

{фото2 справа}Дважды выгружали в дороге остарбайтеров; поили из общего грязного ведра, как скотину. Отделяли особо строптивых. Сортировали по своим неведомым правилам на пересыльных пунктах и снова везли дальше. До самого Мюнхена. А там Василия как бывшего железнодорожника с пятью другими земляками в рабочий лагерь города Нюрнберг определили. В лагере по периметру рядами колючая проволока да по углам вышки с часовыми. За колючку – под конвоем. И кормили, чтоб разве ноги с голодухи не протянули.

Пока силы были – дважды пытался Василий бежать. И оба раза срывалось дело. В марте 44-го, как снег сошел, решил еще раз счастья у судьбы пытать. С приятелем Ваней Балаком сговорились через Польшу к своим пробираться. С земляками простились. Обнялись на дорогу. Если что, сказали, не поминайте плохо. Коля Кононенко лично в руки им пайку хлеба передал, воды четыре бутылки и запер в товарном вагоне, что на Польшу с грузом шел.

К своим!

Улыбнулось счастье: через три дня, услышав на полустанке разговор по-польски, выбрались через люк, ускользнули от охраны и пошли дальше на восток уже пешком.

Опасались сперва местных, а как голод и усталость невмоготу терпеть стало – обратились за помощью. Хорошие люди оказались поляки. И едой делились, и совет дельный вовремя давали, как гарнизоны немецкие стороной обходить. Уже под Сандомиром рассоветовали поляки идти дальше: на берегу Вислы немцы оборону готовят, войск нагнали – не проскользнуть. Свели с партизанами из отряда Армии Крайовой. Ребята боевые, только оружия совсем мало. Командир пообещал Василия с Иваном переправить на другой берег Вислы и указать дорогу к советским партизанам. Там оружия больше, и русские ведь. Не соврал: и проводник на месте оказался, и через речку переправились, и на том берегу встретили. Сын лесника, пацан лет десяти, прямо в отряд и привел. Польский, но уже из Армии Людовой. Коммунистический. Сняли с беглецов при шт абе допрос: откуда идут и кого ищут, продержали часа два и указали дорогу на хутор, где расположилась после задания конная группа из отряда им. Кирова, соединения товарища Бегмы. Здесь снова до­просили, правда, перед до­просом накормили досыта. Дотошно спрашивали, с пристрастием, но, видать, поверили. Предложили остаться в отряде. А как согласие получили, с собой взяли.

Страницы: 1 2

Share on FacebookShare on Google+Tweet about this on TwitterShare on VKEmail this to someone

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

ЧИТАТЬ ЕЩЕ...

самаубийство

Недорезала! В Запорожье копы препроводили в больницу суицидницу с привычками алкоголика, отобрав у нее нож

Читать дальше →