Загрузка..
Вы здесь:  Главная  >  Архив-2013  >  Текущая статья

Запорожская ложь в законе

Автор:   /  20.06.2013

Фонтан, который не заткнуть

{фото1 слева}Син сказал об открытости городской власти — с тех пор на своих пресс-конференциях он разрешает задавать одному журналисту один вопрос (четыре вопроса в месяц — если повезет и успеешь вклиниться за полчаса «общения мэра с журналистами»). А его заместители вообще перестали отвечать на вопросы, предпочитая соревноваться с работниками СМИ в беге по коридорам мэрии.

Син сказал о прозрачности городской собственности и предложил писать письменные запросы на коммунальные предприятия — «ответят обязательно». Уже с десяток запросов по поводу расходования средств КП «Основание» и КП «Водоканал» вернули в редакцию без ответа — мол, бюджетными деньгами не распоряжаемся, отвечать вам по поводу расходования своих денег не намерены.

Постройка наших мостов до конца 2012 года. Скорая реконструкция аэропорта. Выделение квартир параолимпийцам. Полностью отремонтированные к первому мая дороги. Ликвидация стихийных свалок и не менее стихийной торговли. Постройка приюта для собак. Нормализация ситуации с питанием в детских садах. Большегрузные автобусы с Бабурки, в которых льготники ездят без ограничений. Строительство велодорожек. Видеокамеры в кабинетах чиновников. Создание эффективных общественных советов при департаментах горисполкома. Реагирование на критические публикации журналистов. Помощь и содействие местному бизнесу. Вот, только начал перечислять вранье от Александра Сина, а уже много получилось.

Но раньше это вранье было хотя бы осторожным, его можно назвать «политическим», что ли. Ныне стеснение отброшено. Сегодня заместитель мэра безо всяких документов и подтверждений может нести ахинею, направленную против частника — и ему ничего за это не будет. По крайней мере, команде Павла Бройде, известного черного технолога и советника Евгения Анисимова, пока сходит с рук тотальное вранье во время выборов осенью 2012 года. Напомню, что прошлой осенью бесплатные газеты команды Бройде массово поливали грязью реальную запорожскую оппозицию — включая вашего покорного слугу, бывшего кандидата в депутаты от партии УДАР.

По пути в Европейский суд

У меня нет каких-либо «скелетов в шкафу». Я не нахожусь в зависимости от кого-либо, мне нет нужды внимать пожеланиям «влиятельных товарищей». Поэтому я посчитал нужным подать иски против осенней «чернухи», а не молча утереться, как сделали остальные обгаженные запорожские политики.

Еще в суде первой инстанции я на вопросы судьи честно отвечал, что доверия к украинскому правосудию у меня нет, надежда на решение этих споров в пределах Украины также отсутствует, поэтому я подал иски с прицелом на Европейский суд по правам человека. Сейчас, после отклонения нашей первой кассации, я начал сбор материалов для передачи на рассмотрение в ЕСПЧ. Конечно, нет гарантий, что решение европейских судей будет в мою пользу — опыта-то у меня подобных процессов нет. Но я собираюсь идти в этом вопросе до конца.

Процессы эти были малоинтересны. Но вот сравнение выдержек из судебных решений по этим делам и делу «Водоканал» против Василенко» весьма показательно.

Суд и митинг: найди сотню отличий

Лет восемь назад, когда на мою дочь упал шкаф от фирмы «Интерком», я подал иск в суд на эту фирму. Тогда во время речей в суде я резал правду-матку, шел грудью на вопросы адвокатов «Интеркома» и эмоционально обличал халтурщиков. Чем и воспользовались юристы мебельщиков и затянули рассмотрение почти на четыре года.

После одного из тех судов я имел разговор со своим юристом. Он и рассказал, что в суде нет понятия «правда», «справедливость» и «мораль». Здесь другой язык и другие правила игры. Теперь я «играю» в суде по судебным правилам. Одно из которых — каждый должен говорить свой текст. То есть (касательно дела с «Водоканалом») если истцы приводят фразу и просят ее опровергнуть, именно они должны доказывать, что данная фраза нанесла ущерб репутации, здоровью или кошельку. Делать эту работу за оппонентов я намерен не был. Они также вовсе не помогали мне, когда я подал иск на «бройдовцев». Бройдовские юристы тогда убедительно рассказывали, что никаким рейдером «Запорожское время» меня не называло, с Черняком не связывало, «миллионами гривен на выборы» не обвешивало, а «черный пиарщик» — вообще чуть ли не похвала и т.д. Что поделать, это суд, а не митинг, здесь не на аудиторию нужно работать, а на четкость и доказательность. Я не утверждаю, что решения наших судов зависят от «четкости и доказательности». Но стараться действовать эффективно нужно даже тогда, когда решение суда известно заранее. Чтобы — в том числе — не оставить слабых мест для процедур аппелляции и кассации.

Написал я это потому, что люди, не бывавшие в судах, могут представлять себе в связи с процессами картины времен французской революции — с искусными обличителями и пламенными ораторами. Хотя на самом деле в нынешнем суде для «не платящих» главное — не подставиться, сказав неверное слово или совершив лишнее действие. Потому и я в суде с речами не выступал, был скучен, неконкретен и немногословен — когда касалось рассмотрения дела. Вне этого процесса мы даже подискутировали с судьей, которая жаловалась на незащищенность слуг Фемиды, а я в очередной раз говорил о недоверии к судебной системе Украины.

Pages: 1 2

Share on FacebookShare on Google+Tweet about this on TwitterShare on VKEmail this to someone

ЧИТАТЬ ЕЩЕ...

31 декабря в Запорожье облачно, без осадков

Читать дальше →