Загрузка..
Вы здесь:  Главная  >  Без рубрики  >  Текущая статья

Красный командир

Автор:   /  19.11.2012

«Лишенец»

{фото1 слева}В семь лет Виктор пошел записываться в школу. Сам так решил. Уж больно учиться хотелось. Только не взяли. Сказали: сын подкулачника-экспортника. В ту пору у них в Хортице коммуну организовали. У коммунаров порядок простой: мужчины с наганами по дворам ходят да реквизируют на общественные нужды имущество и живность, а женщины в правлении из конфискованных продуктов еду для коммунаров готовят. А по вечерам отобранное у охочих на самогонку меняют. Это чтобы в коммунию веселей шагалось. Да чтобы поутру с новыми силами по чужим амбарам да сундукам шарить.

Отца тогда в кутузку на неделю посадили. Все допытывались, куда золото спрятал. Стращали. Даже поколачивали. Виктор следы от побоев видел, сам ведь отцу еду и белье в узелке носил. Только откуда у них золото? Земли, той и правда много – целых шестнадцать десятин на пять душ. И лошадей четверо. Еще корова, кабанчик, куры. А золото – разве что простенькое мамино колечко. Кабы это в Лукашево или Томаковке – сразу б раскулачили да сослали. А в Хортице, среди богатых немцев, почитай, и до середняков не дотягивали. Выгребли коммунары все зерно: и посевное, и фуражное – да и отпустили. Было и кроме них кого сажать. Только без беды все равно не обошлось: брат меньший, Володька, скарлатиной заболел. Слабый стал от недоедания. И вроде уже на поправку шел, да осложнение на почки дало… Остались они с Лидой без брата.

Мечты

…А в школу так и не записали. И на следующий год тоже. Так что Виктор сперва у дочки соседа по фамилии Кац учился. Она грамотная была – семь классов окончила. В охотку учился. И буквы сразу выучил. И счет. А потом в хортицкой школе дополнительный класс открыли. В него взяли. Не могли не взять – ведь товарищ Сталин решительно осудил перегибы при коллективизации на местах. И товарищ Калинин, которого Виктор с Лидой слушали на открытии днепровской электрической станции, говорил про свет знаний, который власть дает советским детям.

К тридцать девятому году, когда десятый класс к концу подходил, Виктор твердо знал: дальше учиться будет. В военном училище. Красным командиром станет. Как Иван, сын соседа, дядьки Иосифа Проскурова, что участок у погорельца немца Мартенса купил. В тридцать седьмом Иван перед поездкой на правительственный сочинский курорт к отцу в Хортицу наведался. Сперва на самолете круг над селом сделал, а затем на блестящем авто к самому дому подъехал. В синих петлицах пропеллеры, две шпалы, а на груди – ордена. Красного Знамени, Красной Звезды и Ленина. Говорили, за бои в Испании. А ведь начинал вагранщиком на «Ковком чугуне», а до того – чернорабочим. С самых низов, стало быть, вверх тянулся. И всего на четырнадцать годков старше Виктора. Простой, улыбчивый. Стоял рядом, руку жал. А вскоре генералом стал. Как на такого не равняться?

Курсант

{фото3 слева}Поступил Виктор в Севастопольское училище зенитной артиллерии. Не авиация, конечно, но тоже дело ответственное. Боги войны, одним словом. Зенитчики. Ведь не через ствол прямой наводкой на цель наводили, по приборам траекторию снаряда рассчитывали. Тут знания серьезные нужны и командиры грамотные. Хотя и против танков воевать учили, и шрапнель для пехоты имелась. Очень потом это пригодилось.

А особенно пригодилась физическая подготовка. Виктор слабоват был – какой спрос с крестьянского сына. Ни через «козла» перепрыгнуть, ни на турнике гимнастическую фигуру исполнить. Даже подтянуться толком не мог. Ком­взвода презрительно «жабой» называл. Только упорством можно многого добиться. Каждую свободную минуту между занятиями либо на турнике, либо на брусьях висел. От пола отжимался. Пресс качал, уперши ноги в батарею в училищном коридоре. Так что вскоре в передовики вышел. А подтягиваться стал столько, сколько просили. Двадцать раз, тридцать — сколько надо. И бегать старался побольше. И со взводом, и индивидуально. Начальство этому не препятствовало, наоборот – поощряло. Особенно когда наркомом маршал Тимошенко стал. Тогда ежедневно полевые учения стали проводиться, не взирая на погоду. Хоть в дождь, хоть в снег. На койках в казарме матрас сухой травой набит. Перед выходом в поле траву вытряхивали, а матрас в ранец. Как задание выполнили – отдых полагался. Концентрат в котелке сваришь, мороженый сухарь погрызешь, и спать можно. Снежок руками разгребешь, травы жухлой, мха или хвои соберешь маленько – и в матрас, вот тебе и постель. А не соберешь – сам в матрас закутаешься и ложишься туда, где посуше. Хорошо ежели костер разжигали – тогда к огню поб лиже.

А еще марш-бросок с полной выкладкой. Кросс имени Тимошенко по маршруту Севастополь — Балаклава — Севастополь. На контрольных этапах проверяющие с хронометрами: коли хоть один курсант не уложился в норматив, весь взвод возвращался на исходную. Ни поблажек, ни снисхождения. Войной ведь в воздухе пахнет.

Страницы: 1 2

Share on FacebookShare on Google+Tweet about this on TwitterShare on VKEmail this to someone

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

ЧИТАТЬ ЕЩЕ...

самаубийство

Недорезала! В Запорожье копы препроводили в больницу суицидницу с привычками алкоголика, отобрав у нее нож

Читать дальше →