Загрузка..
Вы здесь:  Главная  >  Архив  >  Текущая статья

Алексей Литвин: «Если в Раду смогут проходить только члены партий, то там засядут одни макаки, которые будут голосовать по команде»

Автор:   /  14.06.2016

Где родился,там и пригодился

– Это правда, что вы до сих пор живете в родном селе?

– Истинная. Я сельский парень, и это так и не смог преодолеть в себе. Так что с городом у меня сложные отношения.
– И как сельский парень попал в город?

– Поступил в педагогический институт. Моя мама была учителем, так что я решил пойти по ее стопам. Поступил на исторический факультет и потом вернулся преподавать в родную школу.

– И как вас встретили?

– Ученики относились хорошо, хотя я не был добреньким: ставил двойки безжалостно. Я оцениваю людей строго по заслугам. В школе мне и самому было непросто – я находился под присмотром очень серьезного руководителя – своей мамы. Она была заслуженным учителем Украины, проработала директором школы 61 год – в 81 год она ушла на пенсию.

– Такие люди очень авторитарные и в быту, дома?

– Невероятно авторитарные! Она привыкла к тому, что она – директор, и ее слово – закон. В отношении меня она руководствовалась одним принципом: не опозорь меня. И я всегда старался соответствовать этому требованию.

– Быстро надоело учительствовать?

– Не то что надоело, захотелось чего-то большего. Поступил в аспирантуру, изучал политологию, экономику. Это было новое, интересное. Из науки ушел в обл­администрацию, потом работал в Министерстве экономики Украины по Запорожской области и в центре приватизации.

«Заместителем губернатора стал благодаря нестандартному управлению
Владимира Куратченко»

– Сельский мальчик Леша Литвин мечтал когда­-то стать руководителем области?

– Нет, конечно. Я и мечтать об этом не мог. Жизнь проходила между чиновничеством, промышленностью и бизнесом. Я вообще заместителем губернатора стал случайно благодаря нестандартному управлению Владимира Куратченко, который тогда являлся главой области. Однажды в пятницу вечером он приехал ко мне на завод. Мы посидели, поговорили. Перед уходом он спросил, не хочу ли я вернуться в обладминистрацию, мол, был же когда­-то начальником управления экономики. Я ответил, что два раза в одну и ту же реку входить не хочу. «Почему в одну и ту же? На повышение! Я написал приказ о назначении тебя моим замом по экономике», – ответил Куратченко. Спустя два дня, в понедельник, рано утром звонит мой телефон, и Владимир Александрович просит зайти к нему в кабинет. Оказалось, он действительно назначил меня своим замом.

– Вот так просто стали заместителем главы региона?

– В это трудно поверить, но так и было. Многие чиновники ездят в Киев, возят взятки, прилагают для формирования своей карьеры титанические усилия – а у меня все складывалось само собой.

– Бизнесмены к вам в ОГА приходили, как к себе домой, чтобы решить тот или иной вопрос?

– Не все. Я терпеть не могу тех, кого называют присосками при бюджете. Эти люди готовы чиновника кормить­-поить, лишь бы получить для себя преференции в тендерах. Однако всегда старался помогать представителям малого бизнеса. Я знаю экономику и понимаю, что эти люди работают исключительно на то, чтобы содержать свои семьи. Максимум, что они еще могут, – накопить на машину или отдых в Турции. В нашей области предпринимательство кормит около 90 000 человек! Если этих предпринимателей начать душить налогами, они закроют свой бизнес и станут на биржу труда. Также всегда с большим уважением относился к промышленникам, которые смогли сохранить предприятия работающими.

– Вернуться в ОГА хотите?

– Не уверен. Сейчас центр власти полностью переместился в парламент. А нынешние народные депутаты даже приблизительно не соответствуют своему статусу.

«Решения принимают 56 человек в стране»

– Вы же тоже пытались стать нардепом?

– Только обозначил свое желание попробовать себя на выборах – но не нашел точки соприкосновения с горожанами. Я пытался людям объяснить, что в ближайшее время их карманы похудеют процентов на 80, если они проголосуют за популистов. А они меня спрашивали, сколько лавочек в районе я покрасил… Посмотрите на тех активистов, которые прошли в Верховную Раду от разных партий. Когда будут очередные выборы, и эти активисты пойдут на них – я не выдержу, закажу несколько билбордов с фото некоторых наиболее активных и напишу: «Эти люди украли ваши льготы, забрали пенсию и сделали вас нищими».

У нас сейчас отсутствует полноценный парламент, решения принимают 56 человек в стране. И этим людям нужно только личное обогащение. Они обещали бороться с олигархами, но в итоге все олигархи остались у власти… По мажоритарке в Раду прошли Кривохатько и Сабашук – это предприниматели, которые не боятся иногда что­-то сказать. Но таких, как они, новый закон «О выборах» зарубит. Если решат, что в Раду могут проходить только члены партий по партийным спискам, то в парламенте засядут одни макаки, которые будут голосовать по команде «кнопка там».

Броня крепка!

– Завод имени Войкова раньше был намного мощнее…

– Это так. Но в перестроечные времена оказалось, что продукция завода не может конкурировать с дешевой, яркой, но некачественной китайской. И «помог» НацБанк Украины, который десятилетиями держал неестественный, выгодный для китайцев курс валюты, разрушающий отечественную экономику. Поэтому со временем мощности завода сокращались. Чем активнее промышленность, тем больше ей нужно инструментов, и, соответственно, тем больше обороты у нас. Сейчас работаем, но стараемся экономить. Например, посчитали, что дровами топить дешевле, чем газом, и перешли на них. Другое дело, что мы наделаем Украине этой экономией…

– Я знаю, вы наладили выпуск брони для бронежилетов.

– Да, причем очень хорошей брони. Постоянно простреливаем ее, проверяем. Ей присвоили 4-й класс безопасности, хотя на самом деле у нее класс 5+. Мы на 100% уверены в высоком качестве брони, поэтому решили ставить на нее свое клеймо. Кстати, мы при поддержке народного депутата Петра Ваната подавали запрос в Министерство обороны, чтобы клеймили всю броню, которую используют для изготовления бронежилетов. Если вдруг при обстреле пластина будет пробита, солдаты и военачальники должны знать, кто из производителей напортачил и подсунул негодную пластину бойцам. Нам в Министерстве сказали, что это будет сделано в ближайшее время. И забыли об этом: броню сейчас клеймим только мы.

Кроме бронежилетов, мы около полугода назад наладили выпуск армейских ножей. Долго экспериментировали, пока остановились на определенной модели. Она похожа на американский нож спецназовцев: удобная рукоятка, высокая прочность, матовое лезвие, чтобы не отсвечивало при лунном свете. Этот нож стоит 1 500 гривен. Мы его предлагаем Министерству обороны для поставок в армию. Но спецназ покупает точно такие же ножи китайского производства, но по 3,5 тысячи гривен.

– И чем министерство мотивирует свой выбор?

– Ответа нет. Для того чтобы что-­то поставлять нашей армии, нужно выиграть тендер. Мы подали заявки на него, Министерство снабжения нам документы подписало, военный институт – тоже, спецназ подписал, а не подписывает лишь один из руководителей сухопутных войск. И делает это очень просто – к нему дошли наши документы на подпись, он положил их под заднее место, и дальше – ни туда, ни сюда. Сколько ему ни звонили – его никогда нет на месте.

– Но военные о ваших ножах все равно знают…

– Знают. Работает «сарафанное радио». На «передке» люди ценят их, и мы производим.

– И что намерены делать?

– Будем пробивать эту стену чиновничьего равнодушия!

– Говорят, что когда человеку очень хорошо или очень плохо – он поет. Вы тоже поете…

– Да. Музыка в моей жизни играет очень важную роль. Я пою со студенческих лет, сам пишу песни и записываю их на студии, которая находится тут (указывает на стену за своей спиной). До кризиса и начала военных действий я даже ездил с концертами в Москву!

«А мне летать охота»

– Музыкой ваши хобби не ограничиваются?

– Да, есть еще одно – это небо. Даже не знаю, откуда эта страсть взялась. В юности окончил ДОСААФ, потом занимался в летном кружке на Леваневского и в 40 лет купил четырехместный самолет. Жене полгода не говорил о покупке – боялся.

– Недешевая покупка…

– Подержанный ЯК не дороже машины стоит. Раньше летали с коллегами на нем по делам в другие города Украины. Но с тех пор как началась эта проклятая война, летать перестал. Так что стоит мой самолет на территории завода.

– Небо покорено, под воду спуститься хотите?

– Можно. Но попозже, не время сейчас для этого. Знаете, я недавно читал последнее интервью Стива Джобса. Меня глубоко зацепили его слова о том, что, умирая, он слышит лишь звуки аппарата, который поддерживает его жизнь. И под эти звуки он думает о том, что заберет ТУДА с собой. Оказалось – ничего из заработанного. Только то, что есть в душе. А в моей душе есть музыка, небо и, конечно, семья. Особая радость – это внук Алексей.

– Пытаетесь его воспитывать, применяя свой педагогический опыт?

– Пытался. Например, меня очень огорчает тот факт, что сейчас дети все время проводят за компьютерами и разными игрушками. И я решил отвадить внука от «Танков».

– И?

– И сам стал танкистом (хохочет)! Играем втроем: я, зять и внук. Так что этот опыт перевоспитания провалился.

Справка»Субботы плюс»

Алексей Литвин родился 23 мая 1958 года в селе Юльевка Запорожского района. Три высших образования: историческое, экономическое и юридическое. Кандидат исторических наук, доцент. Сейчас – руководитель наблюдательного совета Запорожского инструментального завода. Женат, есть взрослая дочь, внук. Хобби – музыка и малая авиация.

Блиц­-опрос «Субботы плюс»

— Какое ваше самое яркое впечатление из детства?

– Поездки с отцом в поля, где под его руководством рабочие устанавливали опоры для линий электропередач. Работа кипела, я в ней участвовал и казался себе очень значимым (смеется).

Какую книгу вы прочитали последней?

– Вчера с внуком читал рассказ Куприна «Гамбринус».

Вы знаете, сколько денег у вас сейчас в кошельке?

– Знаю. Всегда.

Если бы вы не стали тем, кем сейчас являетесь, чем хотели бы заниматься?

– Стал бы музыкантом.

Какое свое качество вы считаете лучшим?

– Относительная независимость.

Что для вас личная независимость?

– Это значит, что надо мной нет никого сверху, что я не принадлежу какой­то большой силе. Да, в ней может быть комфортно – ты ведь часть большого движения. тебя защитят, прикроют. Но ты – часть. А мне важно не быть частью.

Что вы бы не смогли простить человеку?

– Глупость. Умный, даже мерзавец, он прогнозируем. А дурак – нет. И поэтому он может принести много вреда.
Какой главный совет вы бы дали своему ребенку?

– Быть независимым.

Охарактеризуйте себя двумя словами?

– Я разгильдяй.

Сколько времени в день у вас отнимает Интернет?

– Минут 20-30.

Как вы относитесь к ненормативной лексике?

– Позитивно. В производстве без нее нельзя. Вчера у нас было производственное совещание, так над моим рабочим столом столько этой ненормативной лексики летало (смеется).

Когда у вас плохое настроение, что вы делаете?

– Пою.

Сколько часов в сутки вы спите?

– По-­разному, от 6 и аж до 11 – как получится.

С чего начинается ваше утро?

– С чашки кофе.

С кем из знаменитых людей вы хотели бы пообщаться?

– Хотел бы поговорить с теми, кто стоял у истоков производства в СССР. Например, с наркомом авиационной промышленности Алексеем Шахуриным. Он из ничего создал громаду, которую, кстати, олигархи до сих пор друг у друга перекупают.
Share on FacebookShare on Google+Tweet about this on TwitterShare on VKEmail this to someone

ЧИТАТЬ ЕЩЕ...

Запорожье на обеде: насмешки над Добкиным, неудавшееся оправдание нардепа Лещенко и ремонт дорог в «Фотошопе»

Читать дальше →