Загрузка..
Вы здесь:  Главная  >  Архив  >  Текущая статья

Владимир Гитин: «Запорожье по популярности джаза сегодня входит в пятерку городов, где эта музыка активно продвигается»

Автор:   /  13.06.2016

{фото1 слева}«Моя миссия по жизни сделать так, чтобы джазовая музыка в Украине не умерла»

– Володя, многие запорожцы знают тебя не только в качестве президента джаз­-клуба, но и как ведущего одного из запорожских телеканалов. Есть те, кто знает тебя и как преподавателя английского языка. А ты сам как себя представишь?
– Работа джаз­-клуба сейчас приостановлена. В начале 90-­х я возглавлял английский клуб в ДК Энергетиков, он был первым и самым массовым. Да, я работал и журналистом, и преподавателем, и менеджером, и профессиональным переводчиком – кем только не был! У меня очень толстая трудовая книжка. Я как­-то сам пытался определить, кто я. И понял, что, несмотря на все увлечения и пристрастия, именно джазовая музыка оказывает на меня какое­-то гипнотическое воздействие. Видимо, моя миссия по жизни сделать так, чтобы джазовая музыка в Украине не умерла.
– То есть, ты – пропагандист джазовой музыки?
– Мне не нравится слово «пропагандист», оно сегодня имеет негативное значение. В джазовой энциклопедии меня назвали «джазовым функционером». Я не функционер. Есть хорошее слово – промоутер. Это не только тот, кто продвигает какой­-то продукт или товар, а человек, который вообще что-­то продвигает. Стараюсь делать все, чтобы как можно больше людей играли джазовую музыку, слушали ее, чтобы проходили концерты, фестивали. Это для меня важно, считаю это главным делом своей жизни.
– В Запорожье ты выбрал для себя миссию прививать любовь к джазу, который, как мы видим по временному прекращению деятельности клуба, не особо интересен горожанам…
– Не согласен с такой категоричной оценкой. Возможно, 80% жителей Запорожья джаз не нужен, но есть меньшинство, которое его обожает. И они крайне благодарны не только мне, но и всем тем людям, которые мне в этом деле помогали и помогают. Вместе с городским управлением культуры мы провели семь фестивалей, делали бесплатные для горожан вечера джаза на площади Маяковского, запустили уникальный джазовый теплоход. За места на нем зрители буквально дрались, причем, часто это была не джазовая публика, а случайно пришедшие люди. Значит, это кому­-то надо! Еще в советские времена сложилось такое отношение к джазу, что это вторичная музыка. В 50­-е годы прошлого столетия за нее вообще сажали в тюрьму на две недели. Абсурд, да? Но именно тогда сформировалось такое отношение к джазу, которое очень сложно вытравить до сих пор. Запорожье по популярности джаза сегодня входит в пятерку городов, где эта музыка активно продвигается – вместе со Львовом, Винницей, Киевом и Одессой.
– Сейчас много молодежи учится в вузах Европы. Наверное, это и есть будущие посетители джазовых концертов у нас?
– Будем надеяться. В Европе везде есть джазовое радио, много телеканалов, выходит огромное число специализированных печатных изданий. Сегодня в Европе более двух тысяч ежегодных джазовых фестивалей. И там яблоку негде упасть от зрителей! Причем, они проходят не только в крупных городах, но и в маленьких поселках. И слушает музыку не только элита. Джаз для них – неотъемлемая часть жизни, как воздух, вино, автомобиль. Высочайшая музыкальная культура! В Европе и США огромное количество самодеятельных коллективов, где играют пожарные, лесники, полицейские и так далее. Понимаете, в том, что у нас такое отношение к культуре вообще, виноваты не только простые люди. Что у нас показывают по телевидению, что звучит по радио? Помнишь, мы с тобой ездили в Киев на концерт потрясающей группы «Манхэттен Трансфер»?
– Разумеется, шикарный был концерт!
– Вспомни, что на Дворце «Украины» висел маленький анонс этого концерта, а на весь фасад – афиша попсовой украинской певицы. Женщина, которая в принципе петь не может, считается у нас звездой. А группа, которая тридцать лет работает по всему миру и входит во все каталоги величайших вокальных квартетов, не заслужила у нас достойной афиши. Поэтому я, пока жив, буду проводить концерты джазовой музыки, приглашать лучших исполнителей и стимулировать интерес к этой музыке.
«Я сторонник эволюции, а не революции в вопросах культуры»
– У тебя есть собственный джазовый коллектив, и не один. То есть, ты сегодня зарабатываешь музыкой. Но у нас музыканты – потенциальные нищие…
– Я не только музыкой занимаюсь, я бы не выжил за счет нее. Продолжаю вести английский клуб, консультирую людей по английскому языку. Сейчас являюсь руководителем джазового коллектива в муниципальном ДК «Титан». Туда приходят разные музыканты – и запорожские, и приехавшие в Запорожье из Горловки, из Донецка, у нас появилась прекрасная репетиционная база.
– Володя, ты никогда не хотел стать чиновником от культуры? Или культурой управлять, на твой взгляд, невозможно?
– Я слишком независим и свободен, чтобы становиться чиновником. Сегодня те активные люди, которые хотят заниматься профессионально вопросами культуры, наверное, не все до конца понимают. У нас еще есть остатки советской системы во всем, в культуре в том числе. На кого оставить музыкальные и школы искусств, библиотеки? А праздники к государственным датам? Чиновники не откажутся от массовых праздников в честь, например, Дня Независимости, 9 мая, на которых выступают детские музыкальные коллективы. Под это государство выделяет деньги. Кто этим должен заниматься? Активисты? Думаешь, им это интересно, и знают ли они, что это входит в обязанности чиновников от культуры? Да, это остатки советской системы – построение культурной работы. Хороша она или плоха – не нам судить, но так сложилось. Во всем мире есть учреждения культуры, которые поддерживает государство, – это театры, оркестры. Но там культуру не давят налогами. А есть независимые структуры, которые функционируют сами. Разрушить нынешнюю систему можно, а что взамен? С одной стороны – нонсенс управлять культурой, противоречие налицо. С другой стороны, это сложный вопрос, я пока не вижу на него четкого ответа. Мне непонятно, почему какой­-то дядя в кабинете решает, что именно театру нужны здание и государственные деньги, а не рок-­клубу? Я уважаю молодых рок­-музыкантов и не понимаю, почему в собственном городе им негде репетировать и выступать. Скорее всего, я – сторонник эволюции, а не революции в вопросах культуры. Нет понятия единой культуры. Есть, условно, поп-­культура элитарная и многочисленные субкультуры. Каждая выживает за счет того, что она кому-­то нужна, кто-­то ее оплачивает. Но государство часто не видит добрых начинаний и не поддерживает тех, кого необходимо поддерживать. Эта позиция мне непонятна и еще раз подтверждает, что у нас много «совка» в культуре. Но я настроен довольно оптимистично. В Запорожье огромный творческий потенциал и много талантливых людей. Не нужно только талантам мешать, надо давать им возможность реализовываться.
– В этом году ты провел концерт американского джазового вокалиста Рэя Брауна. Чего еще ожидать поклонникам джазовой музыки?{фото2 справа}
– Надеюсь, что мы проведем в канун Дня Независимости в клубе «Капиталистъ» концерт потрясающей джазовой певицы из Одессы Тамары Лукашевой, которая давно живет в Германии и приедет к нам с лучшими немецкими музыкантами. Тамара уже выступала в Запорожье и собирала аншлаги. У нее невероятный голос и энергетика, а также уникальная вокальная техника. Сейчас она привезет программу джазовых стандартов, а также авторские произведения на английском, немецком и украинском языках. Уверен, что ее выступление соберет много ценителей джаза в Запорожье.
Досье «Субботы плюс»:
Владимир Гитин, президент запорожского «Джаз-­клуба», музыкант, педагог, переводчик. Родился 3 мая 1961 года в Запорожье. Окончил Запорожский государственный педагогический институт (ныне ЗНУ) по специальности «преподаватель английского и немецкого языков». Женат, дочь Ольга (21 год). Хобби: настольный теннис, велоспорт, шахматы, английский язык и литература, джазовая музыка.
Share on FacebookShare on Google+Tweet about this on TwitterShare on VKEmail this to someone

ЧИТАТЬ ЕЩЕ...

Запорожье на обеде: насмешки над Добкиным, неудавшееся оправдание нардепа Лещенко и ремонт дорог в «Фотошопе»

Читать дальше →