Загрузка..
Вы здесь:  Главная  >  Архив  >  Текущая статья

«Главные проверяющие нашей продукции – дочки­-аллергики. Ради них мы сделали упор на ЭКОпродукты»

Автор:   /  11.07.2016

Работала на стройке, чтобы поступить в академию{фото1 справа}

– Глядя на торты и пирожные, которые вы производите, можно только представить себе, как долго вы этому учились…
– Долго. Хотя по профессии я не кондитер, а следователь милиции. Я росла в небольшом городе Брянка Луганской области. В нашей компании была дочка председателя суда, которая училась в Харьковской юридической академии и очень этим хвасталась. Она как­то в разговоре обронила, что я – никто и никогда не добьюсь успеха. И меня это так задело! Я решила во что бы то ни стало поступить в тот же вуз.
– Сколько лет вам тогда было?
– 16. Мой отец был прорабом в строительной бригаде, и я уговорила его взять меня на работу. Шпаклевала, штукатурила. Однажды я в одном доме сделала мозаику из камня, которая очень понравилась заказчику. Отец сказал ему, что это сделала его дочь, и показал ему меня. Тот дал мне за мозаику приличную сумму – мне хватило на покупку мобильного телефона (смеется). Заработанные на стройках деньги платила репетиторам, чтобы подготовиться к поступлению. И после получения аттестата все­таки поступила на бюджетное отделение академии. Там и встретила своего будущего мужа Артема. Мы два года дружили с ним, а потом он начал очень красиво ухаживать и покорил меня.

Вторую профессию подсказал врач{фото2 слева}

– И как следователь милиции стал кондитером?
– Я по профессии не работала ни дня. Я сразу поняла, что существующая система милиции – не для меня. После окончания вуза я ушла в декрет, а муж начал работать в Заводском райотделе Запорожья. После первой дочки родилась вторая, так что декрет затянулся. У меня начались проблемы с нервной системой, немело лицо, болело сердце, постоянно было плохое самочувствие. Я записалась на консультацию к врачу. Он сказал, что я слишком увязла в домашних делах, устала, и посоветовал отвлечься. Я пошла в спортзал, но этого оказалось мало. Отводила душу при просмотре роликов известного американского кулинара Бади, который делает невероятные торты. И когда на очередной день рождения друзья и родственники подарили мне около 2 000 гривен, я решила потратить деньги на покупку специальных палочек и кисточек для работы с кондитерской мастикой.
– Муж не возражал против этого?
– Нет, я могла купить платье на эти деньги, например, но решила израсходовать их на палочки (смеется). Поискала в Интернете рецепты тортов и мастики и на дочкин день рождения сделала красивый торт. Интересно, что все получилось с первого раза. Видимо, сказался тот факт, что я еще в детстве любила лепить из пластилина и глины. Пришли гости, долго ахали над тортиком, и одна из подруг попросила приготовить такой же на день рождения ее ребенка. Я согласилась. И пошло­-поехало: торты заказывали друзья, знакомые, соседи, родственники.
– Сразу решили продавать свои кондитерские изделия?
– Нет, конечно! Я довольно долго занималась «волонтерством»: просто пекла и раздавала торты и пирожные. Для заработков был муж, который к тому времени переквалифицировался в адвоката. А потом я начала брать деньги за свои тортики. Просчитывала наценку, чтобы стоимость по карману людей сильно не била, а мне оставался заработок. Обо мне узнали владельцы разных кафе и начали заказывать торты для перепродажи. Клиентов становилось все больше, я начала откладывать заработанные средства.
{фото3 справа}

39 тортов за сутки – рекорд!

– Как вы решились открыть свою кондитерскую?
– Мы с мужем долго об этом думали, но побаивались: потянем ли. А потом стало ясно: заказов становится все больше, готовить дома я их не успеваю. Я просчитала, что даже при своих домашних оборотах вполне потяну арендную плату за кафе и прочие расходы. Мы начали оформлять документы и искать помещение. В том здании, где расположена наша кондитерская, раньше была «наливайка». Нас это немного пугало, но тот факт, что в кафе была полностью оборудована кухня, сыграл решающую роль.
– Помните первый рабочий день?
– Конечно! Мы до этого два дня готовили бисквиты, кремы, чтобы перед открытием сделать торты. В день открытия к нам приехали в гости друзья, фотографировали кафе, витрину – было весело. И вот заходит первый клиент, оказавшийся немного подшофе. Он обвел взглядом нас и спросил, можно ли ему налить 100 граммов. Мы ответили, что водки у нас нет – теперь тут есть только торты, пирожные и кексы. «Аааа, кексы… Ну тогда давайте кексы», – сказал он и купил несколько штучек. Честно говоря, я представляла себе нашего первого клиента немного другим (смеется).
– Готовите торты вроде «Наполеона», «Медовика» «Инея»?
– Нет. Известные рецепты плохо прижились у нас, большая часть рецептов придумана мной. Мне всегда нравилось экспериментировать, заменять одни ингредиенты другими. А когда выяснилось, что наши дочки – аллергики, я всерьез задумалась об ЭКО-продуктах. В моих тортах нет химических добавок. К химии можно отнести лишь соду и лимонную кислоту – это наши разрыхлители теста. Никакого аммония и «Ешек»! Мы даже раньше сливочное масло сами готовили, купили для этого сепаратор. Но когда объемы стали слишком велики, делать масло сами не успевали. Зато сгущенку до сих пор варим сами, ни одна из тех марок, что продают в магазинах, нам не нравится по качеству. Ягоды, которые мы используем в тортах, тоже экологически чистые: их выращивает наша бабушка, которая живет в селе. Наша кондитерская потому и называется «БезЕшки» – то есть без разных химических Е­-добавок. Главные проверяющие нашей продукции – дочки­-аллергики. Ради них мы сделали упор на ЭКО-продукты.
– У вас большой коллектив?
– Очень большой: я и муж! Мы нуждаемся в помощниках, но дело в том, что работать люди почему-­то не хотят. Мы не раз пытались взять на работу то женщин пенсионного возраста, то студенток, но все безрезультатно. Я предлагаю не только вполне приличный заработок, но и возможность бесплатно учиться лепке и выпечке тортов. Хотя некоторые женщины отдают за мастер-­классы кондитерам по 2­2,5 тысячи гривен! Видимо, наши помощники нас еще не нашли (улыбается).
– И как вы с мужем вдвоем все успеваете?
– С трудом, но мы стараемся. Перед Новым годом за сутки приготовили 39 тортов! Еле на ногах стояли, но все успели сделать качественно и в срок.

«Радуюсь, что не вижу, как режут мои торты»{фото4 слева}

– Необычные заказы часто бывают?
– Все заказы необычные, потому что они индивидуальны. Одним нужны сюжеты из мультика о миньонах, другим из «Тачек» или «Простоквашино», третьим – из ужастиков. Наверное, самым необычным был черный свадебный торт. Молодожены сделали заказ по теме сериала «Доктор Кто». Им нужен был трёхъярусный торт с чёрной лавой, машиной времени, фигурками жениха и невесты и изображением двух «инопланетных разумов». Я была в шоке! Как свадебный торт может быть черным?! Предлагала сделать двусторонний торт: с одной стороны – белая классика, с другой стороны – воплощение их космической фантазии. Говорила: «Ваши бабушки и дедушки не поймут «инопланетный разум»! (смеется). Клиенты – ни в какую! Пришлось выполнять заказ. Готовила торт долго, для черной мастики специально заказывала пищевой уголь. В итоге успела доукрашать его буквально за минуту до приезда заказчиков и даже не смогла сфотографировать необычный торт.
– Он понравился будущим супругам?
– Не то слово: они были в восторге! А для меня радость клиента – лучшая похвала. Знаете, еще я радуюсь, что не вижу, как режут мои торты. Для меня они так дороги, что мне больно представить себе, как их кто-­то будет резать ножом…
– Для мужа торты печете?
– Нет (подает голос Артем от барной стойки – авт.). Для меня лучший торт – соленая рыба (смеется). Сладкое мы сейчас в основном «едим глазами» на работе. А вот дочки наши очень любят тортики и эклеры.

Share on FacebookShare on Google+Tweet about this on TwitterShare on VKEmail this to someone

ЧИТАТЬ ЕЩЕ...

Запорожье на обеде: насмешки над Добкиным, неудавшееся оправдание нардепа Лещенко и ремонт дорог в «Фотошопе»

Читать дальше →