Загрузка..
Вы здесь:  Главная  >  Архив  >  Текущая статья

Наталья Коробова: «После революции достоинства мы никак не нарушили спокойствие олигархов»

Автор:   /  10.10.2016

{фото1 слева}«Советский Союз делал все, чтобы люди не были свободными»

– Наташа, как сегодня выжить художнику, если не прогибаться под коммерцию?

– Сейчас можно различить коммерцию в нескольких слоях. Высокий уровень – это когда выходят на известные галереи, там свои нюансы. Но есть небольшой круг художников, которые появились — и все сказали: да, это настоящее искусство. Их работы продаются по всему миру. Им не нужно ни под кого прогибаться.

– Наташа, в этом году вы отмечаете 30-­летие своего членства в Союзе художников Украины. Но вас ведь лет пятнадцать туда не принимали. Почему?

– Это трудно объяснить. Наверное, на меня смотрели как на выскочку. Мне был 21 год, уже была публикация моего автопортрета с яблоком во всесоюзном журнале «Юность». В один день я вдруг стала знаменитой на весь СССР, это было для многих неожиданно. Трудно объяснить, но многие не любили папу и меня. Мой автопортрет на киевскую выставку не принимали! Это был какой-­то заговор, когда идеология могла задавить искусство, мораль. Давление на меня было такое мощное, что в какой­-то момент даже папа поддался и засомневался в том, что работа получилась. Помню, ночью сидела на балконе и рыдала. Я долго была в загоне, знаю, что в свое время девочкам из художественного музея советовали со мной не общаться.{фото2}

– В связи с этим вас вызывали на допросы в КГБ?

– Нет, это было немного позже. Мы всегда были под надзором! Особенно, когда в кафе «Романтики» начал собираться весь цвет Запорожья – поэты, художники, журналисты, писатели. Свободные личности! Хотя Советский Союз делал все, чтобы люди не были свободными. Мы вчетвером с друзьями-­художниками открыли выставку, на открытии читали свои стихи Леша Цветков, Виталий Челышев, Яша Шубин и многие другие. Вечер назвали «Медовое солнце», но два дня спустя солнце превратилось в черный квадрат – картины заставили снять. Там не было ничего антисоветского, но нам эту выставку вспоминали очень долго, мы вошли в ранг антисоветчиков. Возле нас всегда ходили кагэбэшники.

– У вас была возможность уехать из страны?

– Была, многие мои знакомые уехали. Но я не стала этого делать, меня здесь всегда держали родители, друзья, родная среда. Постепенно понимаешь, что ты оказываешься в болоте и обмане. Я думаю: как такая богатая страна с талантливым народом живет в такой убогости, нищете и неуважении к личности? Все эти чиновники, нанятые нами на работу и получающие зарплаты из наших налогов, рос­кошествуют. Где это видано, чтобы хозяин страны – народ – жил в сарае, а наемный работник – власть – во дворце! Это немыслимо! Когда ты понимаешь, что тобой все время пользуются и манипулируют, это наводит на мысли покинуть страну. После Революции достоинства мы ведь никак не нарушили спокойствие олигархов. Они так же продают нам услуги по завышенным ценам, а мы никак не можем противостоять этому. Сегодня многие – и художники в том числе – просто падают на колени перед такой жизнью.

– Как вы относитесь к тому, что сейчас художником может себя назвать любой, кто купил краски и холст и просто закрасил его как душе угодно?

– Наверное, это в чем­-то хорошо, потому что у людей есть возможность реализовать свой творческий потенциал. Творчество сродни медитации, дальше все зависит от того, какие претензии к миру и искусству у человека. Нужно быть редким самородком, чтобы, не обладая техникой и знаниями, писать талантливые картины. Такие есть, но их очень мало.

{фото3 слева}«Я всем ученикам говорю спасибо, потому что многому у них учусь»

– Повлияла ли психология, которой вы занимались, на ваше творчество? Вы ведь дипломированный специалист по психоанализу…

– Когда я три года учила психоанализ, поняла, насколько это структурирует мышление. Мне эти знания помогают в работе с учениками. Я их стала понимать – не только их, а и всех людей. На творчество мое знание не повлияло, ведь творчество — это бессознательный процесс. В нем важнее идентификация: почему нам интересна та или иная книга или картина? Картина – это знаковая модель. Потому что мы идентифицируем события, описанные там, со своими переживаниями. Обрати внимание, как нас увлекают некоторые цитаты. Потому что у нас эти мысли были, но мы их не могли сформулировать. И вдруг ты читаешь точно сформулированную фразу – и все становится на место.

– Наташа, у вас много учеников разных возрастов и талантов. Неужели каждого можно научить рисовать?

– Можно, и по каждому видно сразу – будет он рисовать или нет. Есть дети, которые неожиданно разрисовываются. У меня был 4-­летний мальчик, который на первом занятии через сорок минут попросил закончить урок. Но мне удалось его увлечь, сейчас ему 6 лет, и он уже видит мир как художник. Я всем ученикам говорю спасибо, потому что многому у них учусь. У меня есть юная ученица, которая нарисовала потрясающий цветок, а потом закрасила его в черный цвет – потому что, по ее сценарию, буря началась. Это было в период Майдана. Я бы так не смогла, а они могут! Дети у холста получают ощущение свободы. Тот, кто на первом занятии боялся взять кисть и поставить точку на холсте, потом свободно пишет все, что хочет. Недавно ко мне впервые пришла девочка Лиза, которая сразу сказала, что хочет рисовать осень. Я им объясняю, что звук – это невидимый цвет, а цвет – это неслышимый звук. Это единый мир и системность – свет, звук и цвет. Дети все нюансы чувствуют тоньше, чем взрослые.

Страницы: 1 2

Share on FacebookShare on Google+Tweet about this on TwitterShare on VKEmail this to someone

ЧИТАТЬ ЕЩЕ...

Запорожье на обеде: насмешки над Добкиным, неудавшееся оправдание нардепа Лещенко и ремонт дорог в «Фотошопе»

Читать дальше →