Загрузка..
Вы здесь:  Главная  >  Архив  >  Текущая статья

Пластический хирург Светлана Работенко: «У меня нет права на ошибку, потому что это сразу увидят все»

Автор:   /  11.07.2016

{фото1 слева}«Все привыкли, что хирург – это большой сильный мужчина, а тут я – хрупкая девочка»

– Светлана Анатольевна, знакомые мне рассказывали, что, будучи беременной, вы оперировали до родов, а когда малышу исполнилось два месяца, снова вышли на работу. Вы такой фанат своего дела?

– Да, это так и есть! Не могу сидеть дома, обожаю свою работу, мне хочется постоянно общаться с людьми. Это было со вторым ребенком, условия позволяли мне выйти на работу, когда ему исполнилось два месяца. Правда, коллеги не поняли такого моего рвения, подшучивали. Когда оперировала, будучи беременной, мне казалось, что пациенты станут воспринимать меня с осторожностью. Но они просто не давали уйти в декрет! (смеется). Говорили: вот только меня прооперируй, а потом иди. И так было с каждым новым пациентом, поэтому до родов и работала.
– Что вас привело в пластическую хирургию, ведь в начале 2000­-х, когда вы начали этим заниматься, пластическая хирургия была востребована лишь шоу­-бизнесом?

– Мне всегда нравилась хирургия, моя мама работала медсестрой в отделении детской хирургии, я любила с детства приходить к ней на работу. Учась в старших классах школы, перешла в медицинский класс, потому что знала – буду только врачом. Поступив в запорожский медуниверситет, я со второго курса студенткой постоянно дежурила в 5­-й больнице. Причем, можно было дежурить в терапевтическом отделении, но мне было интереснее в хирургическом. Делала уколы, перевязки. Врачи дали возможность работать ассистентом на операциях, хотя некоторые считали, что хирургия – не женское дело (смеется). Одно время даже пыталась разочароваться в хирургии, но ничего из этого не вышло. Ведь все привыкли, что хирург – это большой сильный мужчина, а тут я – хрупкая девочка. Когда мне доверяли зашивать пациента после операции, я старалась делать тонкий красивый шов, чтобы потом он выглядел эстетически. Помню, когда я уже как интерн работала в 7-­й медсанчасти, заведующий отделением спрашивал: почему люди, которые у тебя побывали, просятся снова к тебе? Это было приятно слышать (улыбается).
– Пластическая хирургия это ведь не только лицо?

– Конечно! Это эстетическая красота всего тела. В 2002 году я родила первого ребенка, сидела в декрете и собиралась после годика малышу снова выходить в больницу. И тут мой муж, он провизор, спросил, не хотела бы я работать в пластической хирургии. Я задумалась, так как мне всегда хотелось не просто вылечить человека, а чтобы после операции у него, например, швы были красивые. В итоге муж меня поддержал, остался с ребенком и оплачивал мою учебу в Киеве, в России, Литве, Греции и Австрии, где я училась тонкостям пластической хирургии. После учебы мне предлагали работу в киевской клинике, но мы решили остаться в Запорожье. Здесь меня не особо хотели принимать на работу в качестве пластического хирурга, это был 2008 год. Считали такое направление бесперспективным в нашем городе, говорили, что нашим людям это не нужно. Единственный, кто пригласил меня работать – главврач Днепрорудненской ЦРБ. Он очень прогрессивный, принял меня как обычного хирурга. А когда коллеги увидели, что я могу не просто убрать грыжу, а сделать так, чтобы у пациента после операции, например, не висел «фартук» на животе, мне разрешили заниматься и пластической хирургией. В Днепрорудном я начала делать первые операции.
«Если не считаю нужным делать операцию, меня не заставят ни двойной гонорар, ни рыдания с уговорами»
– Делали ли вы себе пластику? Если нет, то почему, и если да, тоже – почему?
– Себе не делала, но если будет необходимость, сделаю однозначно! Почему? Наверное, это придает уверенности в себе. Ведь пластическая хирургия – это психологическая хирургия. Мы можем влиять на тело, но мы лечим и душу. Вообще, первая операция должна быть выполнена, когда уже совсем невмоготу. Если говорить об эстетической пластической хирургии, то после подтяжки, блефаропластики (операция на верхних и нижних веках) пациенты молодеют, у них снова появляется вера в себя. Своей маме я уже сделала операцию, и она очень довольна результатом.
– Сколько длится эффект после подтяжки?
– От 7 до 10 лет – в зависимости от образа жизни. Но даже спустя эти годы человек все равно выглядит моложе своих сверстников.
– Сегодня многие VIP­-персоны и обычные девушки увеличивают себе грудь. Есть ли риски при таких операциях?
– В медицине вообще нет никаких стопроцентных гарантий, и пластическая хирургия не исключение. Но у нас минимальные риски и осложнения, потому что мы оперируем здоровых людей. У меня нет права на ошибку, потому что если какие­-то осложнения или неприятности, это сразу увидят все.
– Были ли у вас негативные результаты?
– Они есть у всех. Например, у меня есть пациентка, которой я делала подтяжку живота. Она страстная курильщица, по две пачки в день выкуривает. Я предупреждала ее, что из­-за этого могут быть осложнения, поскольку у курильщиков нарушено кровообращение. Она прекрасно знала, что только она должна решить – делаем или не делаем операцию, что возможны осложнения из­-за курения. Она выбрала операцию, в итоге мы получили осложнение в виде некроза передней стенки живота (отмирание тканей). Разумеется, я исправила ситуацию, все зажило. Но на полное выздоровление потребовалось около полугода. Считаю и себя виноватой в том, что я не отказала ей в операции.
– А часто вы отказываете тем, кто приходит к вам и, возможно, ради блажи хочет изменить форму носа, глаз, увеличить грудь? Или хотят быть похожей на какую­-то известную актрису. Есть же в Одессе девушка, которая благодаря операциям стала похожа на Барби…
– Если не считаю нужным делать операцию, меня не заставит ни двойной гонорар, ни рыдания с уговорами. Только эстетические показания и гарантия результата! Если знаю, что смогу улучшить состояние человека и даже худший результат операции будет для пациента лучшим, чем был до нее, тогда соглашусь. Никогда себе не скажу: а может, попробовать? Отвечу лучше отказом. Такие, как одесская Барби, ко мне не приходили. Не было и тех, кто хочет после операции стать похожим на известных артистов. Приходили несколько раз желающие сделать рот пошире или грудь побольше. Но там была явная блажь, как вы упомянули выше. Нельзя девочке­-тростиночке сделать грудь пятого размера – это не прибавит здоровья.
– Обижаются на вас за отказы?
– Конечно. У нас не привыкли, что им отказывают. Люди считают, если платят деньги, то должно быть так, как они хотят. Я работаю в удовольствие, обожаю свое дело. Более того, я не кормилец семьи, поэтому могу и отказывать. Для меня деньги не главное в профессии. Главное – эстетический результат.
– Я могу понять тех барышень, которые увеличивают грудь. Но зачем уменьшают?
– Эти операции оздоравливают женщину. Часто операция по уменьшению груди не роскошь, а необходимость по медицинским показаниям. Так не объяснить, нужно видеть этих пациенток до операции и после. После такой операции снимается нагрузка на позвоночник, увеличивается физическая активность, женщине легче подобрать белье и одежду. К слову, с теми, кто хочет увеличить грудь, я тоже много говорю. Они для меня как родственники, не могу просто так выполнять их просьбы. Советую делать операцию по увеличению груди, если у девушки уже есть семья и дети. Большинство женщин не увеличивают, а восстанавливают утраченное после кормления.
– Часто мужья или любимые мужчины становятся инициаторами пластических операций своих женщин? Приходится ли вам с ними вести разъяснительные беседы?
– Большинство мужчин, наоборот, отговаривают своих женщин от операций. Крайне редко бывают упрямые, которые навязывают дамам пластику. Это все-таки больше инициатива самих женщин, они делают операции для себя. Тем более, возрастного ценза для пластических операций не существует. Главное, чтобы человек был здоров и не было никаких противопоказаний.
– Несколько лет назад после операции по имплантации груди в Запорожье погибла девушка. Вы в начале беседы сказали, что в пластической хирургии минимальные риски и осложнения, потому что вы оперируете здоровых людей. Что могло произойти в том случае?
– Предполагаю, это было стечение каких-­то обстоятельств. Уверена, что ни хирург, ни анестезиолог не хотели такого исхода. Пластическая хирургия не влияет на жизненно важные органы, мы не оперируем на сердце или печени.
«Я – врач­-натурал: черты лица не меняю, а пациенты выглядят моложе лет на десять»
– Многие звезды после пластических операций становятся все на одно лицо. Если поставить рядом некоторых певиц, такое впечатление, что им делали пластику по одному лекалу…
– Видимо, эти артистки не знают границ и делают операции с завидным постоянством. Из-­за того, что сделана уже не одна операция, идут осложнения – в виде перетянутых глаз, рта, и с каждой операцией это становится все более выраженным. Всегда нужно уметь вовремя остановиться.
– Почему те, кто сделал пластическую операцию, стараются скрыть этот факт?
– Не знаю, хотя результаты подтяжки или блефаропластики через месяц видны невооруженным глазом. Я врач­-натурал: черты лица не меняю, а пациенты выглядят моложе лет на десять. У меня среди пациентов есть публичные в Запорожье люди, которых я не могу назвать. Были и самые обычные – уборщица, например, или крановщица одного из заводов. Кстати, одна из пациенток, сделавшая радикальную пластику по омоложению, пришла на работу, когда уже ушли отеки и синяки, а никто не заметил изменений, только спросили – ты перекрасила волосы? (смеется)
– Светлана, сейчас многие наши защитники возвращаются из зоны АТО с ранениями – и глаз, и лиц, и с ожогами. Вы операции делали на волонтерских началах таким ребятам?
– Ко мне не обращались ни разу. В начале АТО у меня был душевный порыв поехать в госпиталь и помогать там. Но у меня трое детей, никто бы меня туда не пустил. Я занимаюсь эстетической, а не восстановительной пластической хирургией. Разумеется, имею понятие о реконструктивной хирургии, но не делаю это каждый день. Например, после ожогов пересадить кожу воину я не смогу, у меня нет такого опыта. Это уже микрохирургия, для таких операций нужно целое отделение, специальное оборудование и штат врачей. Один хирург не сделает такую операцию.
– Пожелайте в конце беседы что­-нибудь запорожцам…
– Желаю всем красоты – внутренней и внешней! И мира.
Досье «Субботы плюс»:
Светлана Работенко, пластический хирург, член Всеукраинской ассоциации пластических, реконструктивных и эстетических хирургов. Родилась 22 сентября 1978 года в Мелитополе. Замужем, воспитывает троих детей – сыновей (13 и 5 лет) и дочь (1 год). Окончила Запорожский государственный медицинский университет по специальности «Общая хирургия» с красным дипломом. {фото2 справа}
Блиц­- опрос «Субботы плюс»:
Какое ваше самое яркое воспоминание из детства?
– Все свободное время в детстве с интересом проводила у мамы на работе в больнице. Всегда хотела быть врачом!
Вы знаете, сколько денег у вас сейчас в кошельке?
– Конечно! Триста или пятьсот гривен.
Какой главный совет вы дали бы своим детям?

– Чтобы их хобби стали их профессией.
Если бы вы не стали тем, кем сейчас являетесь, чем бы хотели заниматься?

– Наверное, любым направлением человеческой деятельности. Но я считаю, что мне повезло, и я занимаюсь любимым делом. Иного я не выбирала бы.
Чего вы не сможете простить человеку?

– Все прощу.
Какое свое качество вы считаете самым лучшим?
– Преданность семье и любимому делу.
Что для вас значит понятие личная независимость?

– Я люблю зависеть от близких людей и не стремлюсь к независимости.
Охарактеризуйте себя двумя словами?
– Женщина и мама.
Какую последнюю книгу вы прочитали?
– «Как стать героем для своих детей» Джоша Макдауэла – по детской психологии.
Как вы относитесь к ненормативной лексике?

– Негативно.
Сколько времени в день у вас забирает Интернет?

– Минут десять, я только почтой пользуюсь.
Какое место в Запорожье любите больше всего?
– Район каскада «Радуга» возле мед­института – там прошло мое студенчество.
Если у вас плохое настроение, что вы делаете?
– Стараюсь отдохнуть.
Сколько часов в сутки вы спите?
– Пытаюсь больше, но не всегда получается. Хотелось бы восемь часов, но иногда не складывается.
С чего начинается ваше утро?

– С двух чашек воды.
С кем из знаменитых людей вы хотели бы пообщаться?
– С Джованни Ботти – известным пластическим хирургом.
Share on FacebookShare on Google+Tweet about this on TwitterShare on VKEmail this to someone

ЧИТАТЬ ЕЩЕ...

Запорожье на обеде: насмешки над Добкиным, неудавшееся оправдание нардепа Лещенко и ремонт дорог в «Фотошопе»

Читать дальше →