Загрузка..
Вы здесь:  Главная  >  Архив  >  Текущая статья

Путешественник Валерий Кеменов: «В Новой Гвинее мы попали в каменный век»

Автор:   /  25.07.2016

«Ты же будешь нищим»

– Практически все советские мальчишки играли в индейцев. Вы не были исключением?

– Конечно, не был. Зачитывался произведениями Фенимора Купера, с огромным интересом прочитал книгу Миклухо­Маклая. Воображал, как бы я плавал на пироге с большим веслом (улыбается). У моего отца была лодка, мы с ним часто бывали на Хортице. Строили там вигвамы, играли в индейцев. И вот однажды, когда мне было лет 12, на моих глазах хулиганы разрушили гнездо птицы пустельги. Птенцы разлетелись в разные стороны, а один из них упал прямо к моим ногам. Я принес его домой. Отец помог мне построить на балконе вольер для него, мама раз в неделю делала уборку. Я пошел в библиотеку, чтобы побольше узнать о пустельгах, просиживал там часами! И постепенно созрело решение стать биологом.

– Как к этому отнеслись родители?

– Спасибо им, они мне не мешали. Только отец, который всю жизнь проработал на заводе, спросил меня, какая зарплата у меня будет, и добавил: «Ты же будешь нищим». Он считал, что металлурги – уважаемые люди, они получают зарплату и премию, у них все стабильно. Папа, кроме завода и своей дачи, за всю жизнь ничего не видел… А мне уже тогда хотелось большего!
После конспектов – карточные фокусы

– И чем занимались по окончании вуза?

– Преподавал в сельской школе химию и биологию. А поскольку учителей было мало, вел и другие предметы, например, географию и даже основы семейной жизни. У меня было классное руководство в 9­м классе – так что скучать не приходилось.

– Это же 15­-летние подростки, от которых можно с ума сойти!

– В селе дети простые, неиспорченные, я с учениками быстро нашел общий язык. Мне в этом помогли… игральные карты. Я по ночам пасьянсы раскладывал и учился делать фокусы. А когда овладел искусством, захотелось им похвастаться. И чтобы поощрить ребят, сказал, что за хорошее поведение буду им показывать фокусы. Ученики быстро смекнули, как на этом можно сыграть. И почти на каждом уроке говорили, что устали, мол, давайте отдохнем, покажите нам фокус какой-­то. И я показывал…

«Не перестаю удивляться тому, что нахожу во время путешествий»

– Многие люди вашего возраста делят свою жизнь на два этапа: до перестройки и после нее.

– Да, упал железный занавес, и оказалось, что по ТУ сторону жизнь намного интереснее. При первой же возможности я с друзьями отправился в Египет. Мы ныряли с аквалангами, и я впервые увидел экзотику: коралловые рифы, необычные рыбки… Это так впечатлило! Слава Богу, в те времена еще не так строги были правила на таможнях, я привез домой и ракушки уникальные, и рыбок живых (вез их в банках). Сейчас, конечно, это невозможно, даже ракушки собирать на пляжах нельзя. Мне не раз приходилось прибегать к хитростям, привозил змей, крокодилов, обезьян буквально за пазухой.

– Это, по сути, контрабанда?

– Да, но я давно этим не занимаюсь, так что тема закрыта. К тому же все меньше шансов найти что-­то, чего у меня нет… Могу рассказать, как вывез с острова Мадагаскар уникальное яйцо вымершей птицы эпиорниса, которое в Украине есть только у меня. Мой знакомый сдал яйцо в багаж, там оно, конечно, разбилось. А я рискнул и повез в ручной клади. Меня поймали и хотели яйцо отобрать. Пришлось дать взятку. Но оно того стоило! На постсоветском пространстве такой экспонат есть только у меня и в Москве.
12 дней безумия

– Вы бывали на всех континентах?

– Кроме Антарктиды. Там только льды и пингвины – мне там будет неинтересно (улыбается). Объездил почти 40 стран. Самой запоминающейся была Новая Гвинея, где я был дважды. Первый раз мы отправились с проводником по горам. Если бы не проводники – мы погибли бы. Поднимались и спускались по ущельям, шли буквально по лезвию ножа. Мой друг Евгений Черногодский едва не упал в пропасть глубиной несколько сотен метров. К счастью, папуасы-­проводники успели его схватить за руки и спасли. Это путешествие было чистой воды авантюрой. 12 дней безумия. Когда мы выбрались оттуда, у меня аж слезу прошибло, что мы выбрались живыми и здоровыми. Ни за что не согласился бы повторить то путешествие.

– Но вы же второй раз в Новую Гвинею все равно отправились?

– Да, но уже по-­умному. Арендовали лодку и сплавлялись по реке – это ж не ногами топать по горам. Были в гостях у разных племен: у караваев, которые живут на деревьях, у осматов-­людоедов. От людоедов, слава Богу, ушли живые­здоровые. Нас, конечно, может ужасать то, что люди едят людей. А для них в этом нет ничего особенного.

У караваев многое впечатлило. Взять хотя бы их дома, которые они строят на деревьях. Они туда забираются по тонким лесенкам. Тянут за собой свиней, которые являются главной валютой. Мы тоже хотели подняться в их домик. Мой друг попытался залезть на лестницу, но караваи так развопились. Дело в том, что папуасы – худющие, килограммов по 30-40 весят. А тут украинцы – на нас их лестницы и домики явно не были рассчитаны (смеется). Так что ночевали мы в палатке под деревьями. Зато много разговаривали с караваями через переводчика – проводника. Например, папуасы были очень удивлены, что у нас мужчина может иметь только одну жену. У них чем богаче мужчина – тем больше у него жен. За каждую он платит калым – около 20 свиней. Рассказывали, что у одного вождя было аж 40 жен. Так что свиньи и женщины – самая большая ценность у караваев Новой Гвинеи.

– А кто из них выше ценится?

– Свиньи, конечно. Нам проводник рассказал, что от него ушла жена к его другу. Мы ему посочувствовали. И тут он добавляет, мол, ничего страшного, друг оказался порядочным человеком и вернул ему свиней, которых проводник отдал когда­-то за жену в качестве калыма (смеется).

Вместо сала – личинки жуков

– Можно себе только представить, как отличается природа Новой Гвинеи от нашей.

– Это другой мир. В Новой Гвинее мы попали в каменный век… Несмотря на то, что это тропики, – на вершинах гор лежит снег. А по лесам мы шли по колено в воде. Аборигены Новой Гвинеи поэтому и ходят практически голыми – никакая одежда там бы не прижилась.

– К экзотической еде тоже успели привыкнуть?

– Конечно. В Новой Гвинее, например, мы ели похлебку, которую местные готовят для себя. У нас дома в ходу экзотические блюда. Моя супруга Яна готовит острый тайский суп, мясо по-­китайски и другие необычные для украинцев блюда. Однажды нас пригласили на телевидение в кулинарную программу. И мы с Яной готовили жареные личинки жуков. Вот это экзотика! После того как программу сняли, сотрудники студии размели все – они такую еду раньше никогда не пробовали.

– Ваша коллекция, которую вы сделали выставкой, известна далеко за пределами Запорожья.

– Мы выставляемся в 25 городах Украины. Последние 18 лет я зарабатываю только выставочной деятельностью. Мы постоянно обновляем экспозицию. Появляются новые животные, недавно привезли молодого енота-­носуху, которую можно брать на руки, кормить. Моя супруга Яна – биолог. Так что она очень много помогает мне.

«Я всегда с собой беру видеокамеру»

– Экзотические путешествия – это не только сильные впечатления, но и немалые финансовые затраты.

– Да, только один перелет, например, в Мексику, может потянуть до 1,5 тысячи долларов. В последнее время мне пришлось отложить дальние поездки. Поэтому сейчас я путешествую по Украине. Недавно с друзьями был во Львове и в Карпатах, где раньше бывал только проездом. Это невероятный край! Красивейшая природа и уникальные люди.

– Настоящие бандеровцы?

– Да (улыбается), истинные украинцы. Вежливые, очень умные, культурные, открытые, добрые! А буквально на прошлой неделе вместе с Владимиром Супруненко вернулись из Хортицкой кругосветки. Назвали путешествие кругосветкой, потому что на Хортице есть и горы (скалы), и степная зона, и малые реки – как на земном шаре. Заезжали в плавни, на остатки затопленных днепровских порогов, в Змеиную пещеру, на остров Байда. Были возле казацкой миски (скала с углублением, напоминающая тарелку – авт.).

В гостях хорошо, а дома – лучше

– Вы побывали в разных странах, но с восторгом рассказываете о Запорожье.

– Потому что дома всегда лучше. Нам повезло – у нас есть Хортица, у нее уникальная природа, ландшафт, история. Я по специальности орнитолог, так что наблюдаю за тем, как гнездятся краснокнижные птицы орланы белохвосты. В этом году две пары удачно вырастили птенцов. Это гордость и украшение наших плавней!

– Но как бы хорошо дома ни было – душа просится в путешествия?

– Конечно. Еще есть куда поехать. Я не был во Вьетнаме, Новой Зеландии, например. Так что, думаю, новые путешествия еще будут. Я во все поездки беру с собой фотоаппарат и видеокамеру. У меня богатейший архив: десятки тысяч фотографий и море роликов. Подумываю смонтировать свой фильм о путешествиях.

Справка «Субботы плюс»

Валерий Кеменов, родился в 1959 году, окончил Мелитопольский педагогический институт (биологический факультет). Занимается путешествиями и выставочной деятельностью. Коллекционирует экзотических животных, раковины моллюсков, маски, старые пластинки и граммофоны.

Блиц­-опрос «Субботы плюс»

— Какое ваше самое яркое воспоминание из детства?

– Плавни Хортицы. Мы с отцом часто выезжали на остров на лодке, много там гуляли.
Вы знаете, сколько денег у вас сейчас в кошельке?
– Не знаю. В отношении денег неаккуратен. Меня всегда упрекали, что сколько ни есть у меня денег – я все растранжирю (смеется).
Какой главный совет дали (бы) своему ребенку?
– Самое неблагодарное дело – это советы раздавать. Как говорила Эллочка Людоедка: не учите меня жить, лучше помогите материально (смеется).
Если бы вы не стали тем, кем сейчас являетесь, чем хотели бы заниматься?
– Не представляю, что мог бы заниматься чем-­то другим, кроме путешествий.
Что вы не сможете простить человеку?
– Самое большое зло – это предательство. Хотя простить можно многое, но останется ли потом человек в списке твоих друзей?
Какое свое качество вы считаете самым лучшим?
– Не буду себя хвалить.
Что для вас личная независимость?
– Свобода передвижений.
Охарактеризуйте себя двумя словами?
– Хвалить себя нескромно… Вечный путешественник. По крайней мере, пока здоровье позволяет…
Какую последнюю книгу вы прочитали?
– «Черный ворон» Василя Шкляра. Произвела на меня огромное впечатление!
Как вы относитесь к ненормативной лексике?
– Люблю «черный юмор» и удачно к месту вставленную в разговор или анекдот эту самую лексику.
Сколько времени в день у вас забирает интернет?
– Последнее время присел на Фейсбук, так что немало времени провожу в Интернете. Часа четыре трачу, наверное.
Какое место Запорожья любите больше всего?
– Хортицу, плавневую часть.
Если у вас плохое настроение – что вы делаете?
– Пью портвейн, и плохое настроение отпускает.
Сколько часов в сутки вы спите?
– Мало, часов 5­-6, просыпаюсь на рассвете.
С чего начинается ваше утро?
– С чашки кофе и страницы в Фейсбуке.
С кем из знаменитых людей вы хотели бы пообщаться?
– Обожаю Ремарка и Хемингуэя, они для меня – примеры. В поездки беру с собой томик четверостиший Омара Хайяма. Так что хотел бы пообщаться с ним, человеком глубочайшей мудрости.
Share on FacebookShare on Google+Tweet about this on TwitterShare on VKEmail this to someone

ЧИТАТЬ ЕЩЕ...

Запорожье на обеде: насмешки над Добкиным, неудавшееся оправдание нардепа Лещенко и ремонт дорог в «Фотошопе»

Читать дальше →