Загрузка..
Вы здесь:  Главная  >  Рубрики  >  Общество  >  Текущая статья

Сергей Ольшанский: «Надо думать, как что-то создать и на этом зарабатывать. А не как украсть, ничего не создавая»

Автор:   /  14.11.2016

Он плохо учился в школе и трижды проваливался при поступлении в «мореходки» Одессы, Николаева и Херсона. Занятые у чужих людей 500 рублей дали ему возможность уехать на Север и заложить первый «кирпичик» в строительство будущего бизнеса.

«Здесь будет город-сад»
— Это правда, что вы являетесь владельцем единственного в стране кизилового сада?
— Такого большого, площадью 14 гектаров, — да. Мне достался в наследство заброшенный сад, и я решил его обновить. Старые деревья выкорчевали, я бросил клич жителям близлежащего села, чтобы приезжали и забирали спиленные деревья на дрова. Они позабирали их и очень положительно отнеслись к тому, что мы собираемся разбить свежий сад. Я, правда, надеялся, что жители сел и вызовутся работать в новом саду и зарабатывать деньги. Но ошибся: трудиться люди не захотели.
— Почему выбор пал именно на кизил, ведь он не особо популярен у нас?
— Именно поэтому и выбрал кизил! Он сертифицирован по международным стандартам как органический. Саженцы покупал в 2013 году в Крыму, завез почти 10 500 штук более чем на 700 000 гривен!
— И за сколько дней высадили новый сад?
— За неделю. Я и сам сажал деревья, и гавкал на недобросовестных работников, потому что далеко не все правильно работали. А ведь от того, как посажены деревья, зависит, приживутся они или нет.
— Не разочаровал сад?
— Нет, конечно. В этом году сняли небольшой урожай — около 2,5 тонны. И уже запустили его в переработку: делаем соус для мяса, сироп, джем, морс, варенье, пастилу и многое другое. Переработкой занимается моя супруга. Раньше она консервировала только фрукты и овощи, которые сама выращивает, а теперь развернулась в промышленных масштабах (улыбается).
— Интерес к вашей продукции у потенциальных покупателей уже есть?
— Как ни странно, Запорожье и жители нашего города довольно инертны… Недавно проходила ярмарка, на которой мы представили свой ассортимент. Им заинтересовались люди из разных городов Украины. А запорожцы – нет. Иностранцам интересен кизил, у нас были поляки, которые отобрали образцы. Правда, их интересует не готовая продукция, а сырье. А я не хочу продавать сырье – будут реализовывать только готовые продукты. Мне сейчас это интереснее. К тому же мощности, на которых проходит переработка кизила, — это дополнительные рабочие места для запорожцев, что очень важно сейчас. Пока что мы работаем в арендованном цеху, но я уже провожу «разведку», чтобы узнать, как и где обустраивать собственный цех.
— А что лично вам больше всего нравится из собственной продукции?
— Соус к мясу и пастила.
Не хлебом единым
— Кизиловый сад ведь не первый ваш большой проект, многие помнят вкусный хлеб ТМ «Ольф»…
— Большие проекты – это «Запорожсталь» или «Укртелеком», а я так, представитель мелкого бизнеса (улыбается). «Ольф» появился в 1993 году и стал самой крупной частной пекарней в области. Тогда хлебозаводы были государственными, ассортимент – маленький, да и качество хлеба оставляло желать лучшего. Мы производили и продавали не только хлеб, но и слойки, различные полезные хлебобулочные изделия с орехами, семечками. Какое-то время этот бизнес давал мне возможность нормально содержать семью, жить, путешествовать. Кроме того, я бесплатно обеспечивал хлебом несколько десятков социально незащищенных семей. Ежедневно мой сотрудник разносил по их домам пакеты с нашими изделиями. Ко мне как-то обратились сотрудники райадминистрации с просьбой перечислить средства на счет благотворительного фонда. Я отказал, потому что неизвестно кому эти деньги попали бы. И в ответ попросил предоставить мне список малоимущих граждан, которые живут в окрестностях моей пекарни. Им мы и помогали.
— А потом?…
— А потом хлебозаводы перешли в частную собственность, расширили свой ассортимент и конкурировать с такими крупными производителями «Ольф» уже не мог. Делать дешевую некачественную продукцию я не захотел…
— А почему вы не пытались стать одним из владельцев хлебозавода?
— Потому что прекрасно понимал, в чьи руки они попадут: все делилось на уровне заместителей губернатора, у которых все «схвачено». Я просто продолжил искать свою нишу…
— И решили кардинально сменить вид деятельности: перешли на рынок отходов…
— Да, на смену «Ольфу» пришел «Ремондис-Запорожье», предприятие, которое должно было собирать мусор и проводить его сортировку. Но его благополучно похоронили наши коммунальщики и чиновники.
 
— Хотя идея была хорошая…
— Да, я объездил чуть не всю Европу, смотрел, как там производится сбор мусора, его сортировка. И Евгений Карташов, который тогда был мэром Запорожья, ездил со мной несколько раз в Германию. Мы затащили сюда немецкую фирму «Ремондис», которая на тот момент работала в 24 странах мира, и Украина, в лице Запорожья, стала 25-й страной в их списке. Но немцы оказались не совсем порядочными людьми. У нас была договоренность о сотрудничестве, они говорили, мол, ты нас сюда привел – будем работать. Но потом они почему-то решили сделать ставку на чиновничий аппарат. Я закупал качественные металлические баки для сбора мусора, которые могли бы служить очень долго! Также мы строили площадки для контейнеров, организовали пакетный сбор мусора в частном секторе. Но когда в Запорожье начал работать «Ремондис», то они не сделали ни одной площадки и в наглую начали закупать пластиковые баки, которые по ночам жгли хулиганы.
— Очень обидно было, вас отодвинули в сторону от воплощения в жизнь ваших же идей?
— Обидно. До этого немцев «кинули» в нескольких городах нашей страны: во Львове, Киеве, Одессе. Я был готов сделать заявления в СМИ Германии о том, как у нас повела себя уважаемая фирма. И видно для того, чтобы закрыть мне рот, они решили выкупить мою долю в этом предприятии.
— Сейчас не болит душа, когда видите переполненные баки во дворах города?
— Сейчас уже нет. А первое время я ездил по городу, фотографировал эти горы мусора, размещал снимки в Интернете и отправлял их акционерам немецкой фирмы, чтобы они видели, как предприятие работает в Украине.
— Мусоросортировочная линия, которая установлена у нас на полигоне – тоже далеко не то, что нужно городу…
— Это было начало – с чего-то нужно же было начинать сортировку мусора в Запорожье. Тогда я показал, что сортировать отходы можно! Таких линий должно было быть пять. Первую линию я построил с помощью нашего же запорожского предприятия. А что сделали сотрудники «Ремондиса»? Они линию демонтировали и привезли из Польши старую. За прошедшие годы на полигоне ничего не поменялось: по сей день там работают бомжи-«чайки». На линии сортируются не твердые бытовые отходы, а просто сортируются по цвету бутылки. А идея была какая: за счет сортировки уменьшить объемы захоронений отходов и продлить срок действия полигона.
— Мусорный бизнес считается очень прибыльным в западных странах, а у нас…
— А у нас нет. А что у нас прибыльное? Надо думать, как что-то создать и на этом зарабатывать. А не как украсть, ничего не создавая.
Смотри, допрыгаешься!
— Вы были членом Партии регионов… Как вас занесло в нее?
— Ой, в каких партиях я только ни состоял! Таково наше законодательство, что нельзя идти во власть просто от самого себя, нужна партийная принадлежность. И мне в какой-то момент стало уже безразлично, от какой партии идти в облсовет (был трижды депутатом – ред.).
— Но в 2013-м, будучи «регионалом», стали активным участником Майдана…
— Да, я, наверное, был единственным из ПР, кто поддерживал Майдан (улыбается). И Александр Пеклушенко, который тогда был губернатором, говорил мне, мол, смотри, допрыгаешься… Но мне было все равно. Я действительно активно поддерживал Майдан, не раз был в Киеве, ходил на запорожские митинги возле здания обладминистрации.
— Надежды на перемены к лучшему были?
— Были… Но теперь мы видим, что толком в стране ничего не поменялось. Многие надеются, что Крым к нам вернется. Я тоже в это верю, потому что люблю полуостров всей душой! Но чтобы Крым вернулся, нам нужно сделать Украину успешной страной.
— После Майдана не было желания снова стать депутатом облсовета?
— Нет, я этого дерьма, извините за выражение, уже «наелся». В первую каденцию депутаты еще могли что-то менять, решать. А потом становилось все хуже и хуже. Сейчас я являюсь помощником депутата Геннадия Бурки и знаю от него, что ТАМ происходит. Порядочному человеку там (во власти – ред.) делать нечего. И Бурка это тоже понимает, но уйти не может: не может «кинуть» людей из родного села, которые за него голосовали.
— Сейчас у многих огромное разочарование властью, и все больше людей говорят, что надо уезжать из страны…
— Честно говоря, я перспектив не вижу, но надеюсь на то, что все будет хорошо. У меня мысли уехать не было. Да и дети не хотят покидать Украину.
— В свое время вы также были учредителем благотворительного фонда «Патриот Запорожья»…
— Был, хотя членские взносы не платил, просто продолжал заниматься своей благотворительной деятельностью. Но цель у фонда была одна – победить Дворецкого (лидер влиятельного тогда бизнес-клана) и создать свою фракцию в городском совете. «Патриот Запорожья» — это же Черняк – и это все знали.
«Увезу тебя на Север»
— Вы в блиц-опросе сказали, что плохо учились в школе…
— Да, из-за этого у меня были довольно натянутые отношения с отцом. Он постоянно мне ставил в пример сыновей своих знакомых, мол, посмотри, как другие дети хорошо учатся, а ты… Меня это обижало.
— И как мальчик, который плохо учился и получил профессию металлурга, стал бизнесменом?
— Да я и металлургом, собственно, стал, потому что не смог поступить в мореходку, о которой мечтал. Трижды пытался – и все мимо! Мечта о должности капитана дальнего плавания так и не исполнилась. Когда устроился работать на «Запорожсталь», начали выпускать «Жигули». И я подсчитал, что для покупки машины мне придется отработать около 300 лет. Меня это очень расстроило… Я стал думать, как заработать. Сначала хотел поехать по контракту в Афганистан. Но мой дядя, который работал в Министерстве обороны, сказал, мягко говоря, что не поддерживает эту идею. Тогда я решил уехать на Север. Для того, чтобы рассчитаться с долгами и оплатить проезд, мне потребовалось 500 рублей. Ни мой отец, ни дядя денег мне не дали. Они лишь заявили, что я на Севере сопьюсь и пропаду. Деньги мне одолжили посторонние люди, которые мне поверили. И я их отдал, как только начал зарабатывать.
— И куда вас занесло из теплой Украины?
— В Ямало-Ненецкий округ, который там называли Хохляцко-Донецким (улыбается), в город Новый Уренгой. Морозы были ужасные! Но атмосфера была замечательной. Там не смотрели кто ты: украинец, казах или русский – все были своими. Двери в комнаты не закрывали, деньги стопками лежали в незапертых тумбочках – воровства не было! Там не было «гнилых» людей. Бывали ситуации, когда кто-то из наших, будучи в Москве в отпуске, мог поиздержаться и потратить все деньги. Тогда нужно было просто поехать в аэропорт, подойти к кому-то, кто летел в Уренгой, и попросить в долг. И давали! Рублей 200-300 – без всяких расписок. А после отпуска уже в Уренгое находил того, кто тебе дал денег, и отдавал долг. Вот такие были люди.
— Кем вы работали на Севере?
— Грузчиком в Отделе рабочего снабжения, грузили разные продукты питания, которые привозили в город. По 12 часов в день, без выходных, но зарабатывал поначалу 800 рублей в месяц. Потом с надбавками получалось больше. Работа была тяжелой, и в какой-то момент я подумал: неужели я совсем тупой и не могу зарабатывать как-то иначе? Пошел работать в общепит, начал с официанта и дошел до завпроизводством в кафе. Занимался и шашлыками, и мороженым мягким, которое было тогда популярным. Снова работал по 12-14 часов в сутки. Но зарабатывал уже совсем другие деньги. Машину «Волгу», квартиру, гараж я купил, когда мне было 30 лет.
— Когда вы начали много зарабатывать, отношения отца к вам изменилось?
— Ну конечно, он начал мной гордиться (смеется).
Я не строгий, я справедливый
 
— Вы своих детей за плохие ошибки не ругали?
— Я достаточно требовательный отец. Но справедливый. На всех троих детей я возлагал и возлагаю определенные надежды. Старший сын работал мои заместителем на «Ольфе». Младший 19-летний сын Данил учился в Варшавской аграрной академии. Ему там не понравилось, захотел вернуться в Украину. Сейчас он работает, получает не очень большую зарплату. Что будет дальше — посмотрим.
— Машина у Данила уже есть?
— Я сказал ему, что на машину он должен заработать сам. Со своей нынешней зарплатой он это сделать пока не может. А я не планировал покупать ему авто и не планирую. Такие вещи нужно покупать за свои деньги, и возможность заработать у Данила есть.
 
— А дочь – папина гордость?
— Я не делю детей на гордость и не гордость – я люблю их всех троих! Лиза занимается спортом, теннисом, ездит на соревнования, ежедневно много тренируется. Станет профессиональной спортсменкой – я буду только рад! Мои дети привыкли к активному образу жизни. Мы немало путешествовали, исходили весь Крым, Кавказ, не раз сплавлялись по разным рекам. И хотя выбирали не особо опасные маршруты, но несколько раз было настолько страшно, что мы с женой мертвой хваткой вцеплялись в детей.
— Вы в разговоре сказали, что жена после домашней консервации переключилась на промышленную переработку. Ваша супруга по-прежнему занимается заготовками дома?
— Не то слово! У нее есть огородик возле дома, где она выращивает ягоды и овощи, а потом их консервирует. Я в огород – ни ногой! Разве что могу пойти, чтобы сорвать какую-то ягодку с куста. Я несколько раз говорил жене, что перекопаю ее грядки, потому что жалко на нее смотреть, как она на них трудится. Но с другой стороны, домашняя консервация, сделанная руками любимой женщины – это же так здорово! Да и летом приятно порезать и съесть сорванный возле дома помидорчик или огурчик.
На память о юности
— Не могу не спросить о вашей татуировке в виде перстня. Этот память о Севере?
— Нет, о юности. После первого курса техникума нас отправили в стройотряд, в одном из сел нашей области строили коровник. И нам в качестве инструктора по каменной кладке дали некоего Толика. Ему тогда было 38 лет, и 39 лет он провел за решеткой: родился в тюрьме и просидел не один срок, выходя на свободу на незначительное время. И вместо того, чтобы учить нас, как делать каменную кладку, он учил нас тюремным премудростям и подбил на то, что мы сделали себе татуировки. Я не раз порывался избавиться от нее, но не решился. Потом хотел заказать массивную золотую печатку, чтобы закрыть эту «красоту» (хотя не люблю и не ношу украшения). А теперь стараюсь просто не обращать на «перстень» внимание. Хотя знающие люди меня пару раз спрашивали, сколько и где я «отмотал» (смеется).
Блиц-опрос «Субботы плюс»
Какое ваше самое яркое воспоминание из детства?
— Очень любил читать Джека Лондона, мечтал о путешествиях и хотел стать капитаном дальнего плавания. Но поскольку я плохо учился, то эта мечта так и не исполнилась…
Вы знаете, сколько денег у вас сейчас в кошельке?
— У меня сейчас денег мало, поэтому знаю.
Какой главный совет дали (бы) своему ребенку?
— Нужно занимать спортом и учиться, причем не только в школе или вузе, но и у тех людей, которые добились успеха.
Если бы вы не стали тем, кем сейчас являетесь, чем хотели бы заниматься?
— Мне нравится то, чем я сейчас занимаюсь, но, как уже сказал, когда-то мечтал быть моряком.
Что вы не сможете простить человеку?
— Предательство и подлость.
Какое свое качество вы считаете самым лучшим?
— Я не люблю врать.
Что для вас означает понятие личная независимость?
— Когда нет невыполненных моральных обязательств, и есть финансовая независимость.
Охарактеризуйте себя двумя словами?
— Сложно… Люблю работать.
Какую последнюю книгу вы прочитали?
— Читаю, в основном, только литературу, которая касается моей профессиональной деятельности.
Как вы относитесь к ненормативной лексике?
— Очень отрицательно и крайне редко к ней прибегаю.
 
Сколько времени в день у вас забирает интернет?
— Немало, хотя стараюсь этим не злоупотреблять. Именно в Интернете черпаю информацию, полезную для работы.
Какое место Запорожья любите больше всего?
— Хортицу люблю.
Если у вас плохое настроение – что вы делаете?
— Стараюсь побыстрее его улучшить.
 
Сколько часов в сутки вы спите?
— Стараюсь спать не меньше восьми часов.
С чего начинается ваше утро?
— Со стакана воды с медом и лимонным соком.
С кем из знаменитых людей вы хотели бы пообщаться?
— С Петром Столыпиным (государственный деятель Российской империи, который провел масштабную аграрную реформу – ред.).
Справка «Субботы плюс»
Сергей Ольшанский родился 8 июня 1953 года в Запорожье. Окончил металлургический техникум. Экс-депутат Запорожского областного совета, бизнесмен. Женат, есть трое детей.
Share on FacebookShare on Google+Tweet about this on TwitterShare on VKEmail this to someone

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

ЧИТАТЬ ЕЩЕ...

1988703994

ЗАЭС отдала 3,7 миллиона гривен за ремонт лифтов «на бумаге»

Читать дальше →