Загрузка..
Вы здесь:  Главная  >  Архив  >  Текущая статья

Сэр из борделя

Автор:   /  17.10.2016

В древности жил римский император Калигула, который очень любил своего коня Инцитата. Для животного были построены конюшни из мрамора с яслями из слоновой кости и золотой поилкой. Укрывали его пурпурными покрывалами, украшали жемчугом.

Калигуле этого показалось мало. Тогда император отвел коню целый дворец с прислугой. Но и этим не был доволен сумасбродный правитель. «Моя животинка достойна большего!» – возопил император. И сделал его римским гражданином – для начала. Потом карьера жеребца пустилась галопом.

Инцитат стал сенатором. Уж не знаю, на какие темы он ржал во время заседаний римского парламента – но разве это важно, если тебя поддерживает такой хозяин? И вот уже императорский конь претендует на вторую по значимости должность в Древнем Риме – место консула. Воплотиться бредовым мечтам Калигулы в жизнь помешало его (императора, не коня) убийство.

В Украине сегодня масса таких назначенных на государственные должности «коней» – бездарных профанов. Их пропихивают «хорошие знакомые» или влиятельная родня. Для «хороших знакомых» означенные «кони» приносят коррупционную прибыль. А для влиятельной родни удачное трудоустройство своего юного дарования – возможность получить для него звонкую запись в трудовой книжке. А заодно – обзавестись управленческим опытом за бюджетный счет и без особого ущерба для семейного кошелька.

Не будем обращаться ко всеукраинскому опыту. Описанных выше «коней­сенаторов» хватает и в Запорожье.

Взять хотя бы (уже бывшего) директора коммунального предприятия «Пресса», юного Артура Гарсляна. До него этим КП руководила Ольга Шевцова, при которой «Пресса» стабильно работала, вовремя платила редакциям газет и даже какие­то копейки в городской бюджет отчисляла. Но не понравилась команде бывшего запорожского мэра Александра Сина госпожа Шевцова. Ее выдавили из кресла директора. И умостили в это кресло упомянутого Гарсляна, назвавшего себя «успешным ресторатором», но так не сумевшего поведать миру о своих успешных ресторанах.

Всего за пару месяцев господин Конь… то есть, Гарслян, наделал кучу долгов перед газетами­журналами. Потом он сократил количество киосков предприятия более, чем вдвое под соусом их убыточности (заметили, как быстро эта «убыточность» образовалась?). Однако ни это, ни водруженные на крыши киосков рекламные конструкции, ни продажа в точках «Прессы» лотерейных билетов ситуацию не исправили. Сегодня городские власти хотят закрыть КП «Пресса» как безнадежно убыточное предприятие.

«С кем не бывает!», «Не справился, что здесь такого?», «Это предприятие было безнадежным» – слышу я постоянно аргументы от чиновников из мэрии. И я бы даже с такими аргументами мог согласиться. Если бы лично не предупреждал о надвигающемся банкротстве КП «Пресса» и мэра, и его профильного заместителя, и самого господина Гарсляна. «Он ничего не понимает в торговле прессой», – сделал я вывод из первого же общения с новым директором «Прессы». И донес этот вывод и до «успешного ресторатора», и до городского руководства.

Однако чиновники полгода уговаривали редакторов запорожских газет «дать шанс» юному директору, отказываясь его уволить. Теперь КП «Пресса» фактически разорено. А профан­директор, который и привел его к разорению, уволился «по собственному желанию» и без всяких для себя последствий.

Сегодня в мэрии ищут средства, чтобы рассчитаться с долгами перед редакциями. А Артур Гарслян наслаждается печатью о директорской должности в трудовой книжке. И теперь он может с полным правом представляться не только «успешным ресторатором», но и «блистательным директором».

Однако подвиги господина Гарсляна на ниве разорения коммунального предприятия блекнут на фоне другого «коня», которого подсунули запорожцам. Зовут его Дмитрий Давтян. Он прискакал из Харькова на должность первого заместителя нашего губернатора.

Фигура неоперившегося харьковчанина сразу вызвала у меня интерес. Мы договорились об интервью. И даже предварительно встретились с новым заместителем. Встреча продлилась полтора часа вместо запланированных двадцати минут – видимо, со свободным временем у Дмитрия Давтяна было все хорошо. Однако это «хорошо» было только до того момента, когда я сообщил пресс­секретарю чиновника: неофициальные посиделки – это одно, а серьезное интервью – совсем другой, намного более неудобный для собеседника процесс. Особенно для обладателя такой забавной биографии, как господин Давтян.

После получения этого сообщения свободное время у заместителя губернатора сразу испарилось. И не появилось на протяжении двух последних месяцев.

Почему Дмитрий Давтян так боится открытых вопросов? Прежде всего потому, что он не является самостоятельной фигурой. За спиной у молодого Давтяна маячит фигура его богатого отца Александра, имеющего (по неподтвержденным данным) в определенных кругах кличку «Даф». И не имеющего стойких принципов.

«Представители «НУ — НС» говорят: дай 350 тысяч и сделаем ее депутатом. В итоге и депутатом не сделали, и денег не вернули», – вот так открыто Давтян­старший говорил в 2008 году о своем участии в политической коррупции – он тогда пытался пристроить депутатом дочь.

Pages: 1 2

Share on FacebookShare on Google+Tweet about this on TwitterShare on VKEmail this to someone

ЧИТАТЬ ЕЩЕ...

Запорожье на обеде: насмешки над Добкиным, неудавшееся оправдание нардепа Лещенко и ремонт дорог в «Фотошопе»

Читать дальше →