Загрузка..
Вы здесь:  Главная  >  Архив  >  Текущая статья

Человек-­лев Александр Пылышенко: «После работы в школе хищники уже не страшны»

Автор:   /  09.09.2016

«Я художник в зоопарке»

– Вы по образованию художник. Откуда такая тяга к диким животным?

– Прочитал как-­то книгу «Пещерный лев». В ней описывалось соседство людей и хищников. Но тогда мечтать о личном льве было равносильно мечте о полете в космос. Несбыточно… Еще я почему-­то мечтал быть художником в зоопарке. Так что можно сказать, что моя детская мечта исполнилась. Я художник, живу в зоопарке с собственными львами (улыбается). {фото2 слева}

– Ваша жена Елена – ваша верная помощница. Вы давно вместе?

– С института, с 1990 года, если не ошибаюсь.

– Завоевывали ее как настоящий лев?

– Как альфа-­самец – это точно. Она была еще миниатюрнее, чем сейчас. А я уже тогда был очень большой и бородатый. Какие у нее были варианты сопротивляться (улыбается)?

– Ваш сын работает с вами в Центре. А дочь?

– Дочь также пошла по нашим стопам и недавно окончила вуз по той же специальности, что и мы с мамочкой (так ласково Александр называет жену – ред.).

– Вы принимали роды у львицы Кати. А при рождении своих детей присутствовали?

– Боже упаси! Нет, конечно.

– После вашего проживания в вольере со львицей в некоторых СМИ поднялась шумиха, мол, вы решили развестись со своей женой…

– Пресса часто о чем-­то шумит (улыбается). В каждой семье есть некие выяснения отношений, но слово развод у нас не звучало.

– Жена привыкла к вашему необычному образу жизни?{фото1 справа}

– Иногда она пытается бунтовать. Например, когда я к уже имеющимся пяти собакам решил завести еще одну, супруга была против. Тогда я, чтобы она не ругалась, купил сразу семь собак! Причем огромных. За двумя из них – щенками ирландского волкодава – ездил аж в Челябинск! Насколько я знаю, в Запорожье есть всего один такой пес. Я же купил пару из разных питомников. Они еще малыши (высотой с письменный стол – ред.), им всего по девять месяцев. Сейчас, кстати, обустраиваю себе отдельную комнату, хочу сделать там искусственный пруд с рыбами, завезти экзотически цветы. Буду пускать в эту комнату собак, чтобы они в доме не безобразничали.

– А жену будете пускать в «берлогу»?

– Не знаю, посмотрю на ее поведение (улыбается).

«У меня были очень талантливые ученики!»

– Диплом, полученный в вузе, пригодился?

– Конечно! Я около года работал трудовиком в обычной школе, а потом возглавил художественную.

– Трудовик с физруком – вечные герои анекдотов.

– Да, в компании с военруком они обязательно должны нажраться и что­-то начудить. Но я был начинающий трудовик, и общение с физруками не привело к алкоголическим «залетам» (смеется). А потом семь лет я работал директором художественной школы. Приходилось с детьми в не­отапливаемых классах работать и вместо занятий учить правила техники безопасности, потому что мастерить из­-за холода было невозможно. У меня были очень талантливые ученики! Многие из них связали свою жизнь с искусством – среди них есть и художники, и архитекторы, и скульпторы.

– Когда­-то вы говорили, что после того как работали директором школы, хищники вам не страшны. Что именно так «закалило»: общение с детьми или педагогами?

– Директор не так много общается с детьми. У него с одной стороны районное и областное руководство, семинары, а с другой стороны – педсовет, родители учеников, которые далеко не всегда всем довольны. Это такая закалка, скажу я вам, будто на фронте из разных видов оружия отстреливаешься! Хищники после этого, конечно, не страшны.

– Почему решили уйти из школы?

– В какой-­то момент я понял, что «застрял», мне некуда развиваться, расти. И я стал частным предпринимателем. Зарабатывал художественной ковкой, а потом за полторы тысячи долларов купил в Ялтинском зоопарке львицу Катю, и жизнь моя круто изменилась…

– Как учились ухаживать за хищниками?

– Методом проб и ошибок. Однажды летом мы вывели Катю на улицу из дома, видимо, из­-за жары у нее произошел какой­-то сбой в работе сосудов головного мозга. Заторможенность сменялась бешеной активностью, она бросалась на стены и металась по вольеру. Мы не знали, что делать. Поехали в Запорожье в клинику, где раньше делали ей все прививки и считались почетными клиентами. Ветеринары сказали, что не знают, что с Катей, и посоветовали ее усыпить, мол, неизвестно, что с ней будет после таких припадков. Я сильно разозлился и спросил у них, если бы заболели их дети, они бы тоже их усыпили – неизвестно же как та или иная болезнь скажется на ребенке. Мы выходили Катю, она выросла красавицей и с тех пор родила 32 котят! Еще Катя научила нас сопереживать, благодаря общению с ней я могу чувствовать чужую боль. Чувствовал, как болел зуб у медведя Колывана, когда ему злые люди выбили клык. Чувствовал, как больно и страшно было львятам, которых мы забрали из запертого и брошенного фургона гастролирующего зоопарка. Прежние владельцы просто бросили своих питомцев без еды и воды на четыре недели! А мы их выходили. У одного из них есть свой покровитель, который помогает нам строить вольеры, покупать питание для хищников. И этот львенок, который стал уже взрослым львом, прекрасно знает своего «папу», очень радуется ему, как котенок. Так что хищники умнее людей, они многому нас учат.

Страницы: 1 2 3

Share on FacebookShare on Google+Tweet about this on TwitterShare on VKEmail this to someone

ЧИТАТЬ ЕЩЕ...

Запорожье на обеде: насмешки над Добкиным, неудавшееся оправдание нардепа Лещенко и ремонт дорог в «Фотошопе»

Читать дальше →