Загрузка..
Вы здесь:  Главная  >  Рубрики  >  Власть  >  Текущая статья

В Запорожье завершается реконструкция «Аллеи роз». Серые заборы, за ними цветы, и лавочки на солнце — чисто колония!

Автор:   /  30.08.2018

5b86ac1bcda0c_IMG_5119

 

Главное — это не сделать красиво, а совершить подвиг. При этом перепутав в терминологии имение и наводнение, напилив денег (а как без этого?), опоздав с окончанием работ и всячески пиаря свою деятельность в СМИ — когда за деньги, а когда и так.

Итак, «Аллея роз» (розы — один из любимых архетипов уголовного мира, неоднократно поминаемый в устном зэковском творчестве и означающий любовь мужчины к женщине) — это на пешеходной части улицы Якова Новицкого, начиная от Жаботинского — и далее вниз до «Козак палаца», что на улице Победы (Вознесеновский район). Начало — возле уродливой пластмассовой светяшки на Жаботинского. Так у нас представляют аллеи и красоту.

Начало реконструкции объекта, в нормальных странах сдаваемого под ключ в течение двух-трех месяцев, берет свое начало в 2016 году. Тогда был проведен первый тендер — стоимостью 3,7 миллиона гривен, сообщает сайт «Первый запорожский».  Закончить укладку тротуарной плитки, монтаж арки, обустройство клумб, высадку двух тысяч «уголовных соцветий» в обрамлении серого забора собирались в марте-2017. Конечно же, не уложились.

Дополнительно был объявлен второй тендер — на продолжение реконструкции, весом в 3,1 миллиона гривен. Этот аттракцион неслыханной щедрости выиграла некая компания «Гарант-Строй». О чудо — если по документам мифическая «вторая очередь реконструкции», а также некие «дополнительные работы» должны быть выполнены к апрелю-2019 года, так запорожская власть обещает — управятся до конца августа-2018. Не управятся конечно, но.

До конца августа — это важно. Потому что на носу фестиваль «музыки и свободы» «Хортица фридом», «проводимый» «Запорожсталью» — там лишний бравурный отчет будет очень кстати.

Отвлекаясь от дешевой но суровой тюремной красоты блеклых серых оград, санаторных розочек и казенной плитки, уложенной «косо-криво — лишь бы в срок», подведем итоги.

Первое — никакая это не аллея.

«Аллея — дорога, пешеходная или проезжая (обычно в парке, саду, иногда вне их), обсаженная по обеим сторонам деревьями, иногда в сочетании с кустарниками.

Типы аллей — прямые в регулярных и криволинейные в пейзажных парках и садах — определяются архитектурным замыслом, диктующим их построение: двурядные и многорядные, одноярусные и многоярусные, с разделительной полосой, арочные (так называемые перголы), с живой изгородью и другие.

Деревья и кустарники могут быть свободно растущими или формованными. Для аллей применяют деревья с компактной кроной, долговечные и устойчивые против неблагоприятных условий произрастания: из хвойных — лиственницу, ель, пихту, кипарис и другие, из лиственных — липу, дуб, вяз, берёзу, бук, граб, платан, гледичию, клён и другие.

Среднее расстояние между деревьями в ряду составляет 5 м, между рядами — 10 м; в зависимости от размеров и формы кроны оно может быть увеличено или уменьшено».

Прикиньте, пилильщики бюджета — аллея, это не когда розы за тюремной оградой! Это целая наука. Тут матчасть учить надо.  Впрочем, временщикам важна одна наука — успеть напилить, пока власть не сменилась.

А второе — общая стоимость убогого зрелища в известном алкоголическом районе — почти семь миллионов гривен. Недурно — при бюджете Запорожья с дефицитом в полмиллиарда.

«- Блокада, — продолжал Нойбауер. — Мы тут ни при чем. Неприятель… Ну и вонь! Как в обезьяннике.

— Дизентерия, — ответил Вебер. — Это же, собственно, место для выздоравливающих больных…

— Вот именно — больных! — тотчас же ухватился Нойбауер за эту мысль. — Больные. Дизентерия, поэтому и воняет. В госпитале было бы точно так же. — Он неуверенно огляделся вокруг. — А что, помыться у них нет возможности?

— Опасность инфекции слишком велика. Поэтому мы и держали эти бараки на карантине. Банная часть располагается на другой стороне.

Нойбауер при слове «инфекция» невольно отступил назад.

— Ну а свежего белья у нас достаточно, чтобы переодеть этот сброд? Старое, наверное, нужно будет сжечь, а?

— Не обязательно. Его можно продезинфицировать. Белья на вещевом складе хватает. Мы в последнее время много получили из Бельзена.

— Хорошо, — с облегчением произнес Нойбауер. — Значит, свежее белье, а заодно куртку и штаны поприличнее или что у нас там есть. Раздать хлорную известь и дезинфицирующие средства. Сразу будет другой вид. Запишите это! — Первый лагерный староста, толстый заключенный, услужливо записал. — Всеми средствами поддержать чистоту! — диктовал Нойбауер.

— Всеми средствами поддерживать чистоту, — повторил староста.

Вебер с трудом сдерживал ухмылку. Нойбауер обратился к заключенным:

— У вас есть все, что вам полагается?

Ответ уже двенадцать лет был один и тот же:

— Так точно, господин оберштурмбаннфюрер!

— Хорошо. Продолжайте.

Нойбауер еще раз посмотрел вокруг. Старые бараки были похожи на черные гробы. Ему вдруг пришла в голову идея.

Страницы: 1 2

Share on FacebookShare on Google+Tweet about this on TwitterShare on VKEmail this to someone

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

ЧИТАТЬ ЕЩЕ...

inx960x640

В Запорожской области горел заброшенный дом — пожарные спасли женщину

Читать дальше →